ФорумФорум  КалендарьКалендарь  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  ПоискПоиск  ЧаВоЧаВо  
ВАЖНО!
Все АВТОРЫ форума!!! Авторские разделы перенесены в АРХИВ.
Если вы планируете продолжать творчество на форуме, отпишитесь в своих темах.
Активные разделы будут вновь перенесены в категорию "Собственные произведения".
По всем вопросам обращаемся к Юльке.

Поделиться | 
 

 Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8

Михалина Юлия "Последний шаг от ненависти или сколько стоит любовь". Оцените текст.
 10 (шедевр)
 9 (замечательно)
 8 (очень хорошо)
 7 (хорошо)
 6 (нормально)
 5 (не читал)
 4 (терпимо)
 3 (посредственно)
 2 (очень плохо)
 1 (не читать)
Результаты
АвторСообщение
Juliette
Жительфорума
avatar

Сообщения : 414
Активность : 5492
Репутация : 57
Дата регистрации : 2011-10-12
Возраст : 26
Откуда : Украина
Награда : 1-е место в конкурсе


Лист персонажа
Ник: Romantic Lady

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Чт Сен 27, 2012 6:15 pm

Глава 21

Мимолетный взгляд на часы. Всего лишь половина седьмого… Хотя что Влада надеялась увидеть, когда буквально минут пять назад уже наблюдала за размеренным ходом небольшой стрелки… Что время ускорит бег? Нет. Скорее что это мучительное время одиночества и ожидания, наконец, закончится.
За всю ночь девушка так и не сомкнула глаз. То ли сон действительно не шел, то ли она преднамеренно боялась уснуть, чтобы чего-то не пропустить… этого Владислава сейчас не могла сказать наверняка. Просто так и продолжала измерять шагами комнату, в который раз складывая в чемодан, и выкладывая обратно собственные вещи. Неопределенность, непонимание и незнание того, что будет ждать её этим утром… Что будет ждать этим утром их с Антоном. И ведь все в его руках.
Такое странное чувство, будто отдаешь нечто больше, чем жизнь… Собственную судьбу, на рассмотрение наивысших сил. И ждешь. Ждешь, что же последует в ответ. Мучительный и необратимый приговор, или все-таки помилование… Но не от жалости, а потому, что так необходимо. Жалости Влада не вынесет. Ей нужно знать наверняка. И нужно понимать, что решение Антона будет осознанным и обдуманным, а не полетом мимолетного раскаяния.
Несколько раз за ночь девушка рвалась пойти к нему. Не ждать так долго, а просто пойти и все спросить напрямую, заставляя признать или… отречься от собственных чувств. Как бы больно последнее не звучало. Но сдержалась, понимая, что и так, наверное, слишком поспешила со своим вопросом. Но назад ходу не было. Да и хватит уже жить иллюзиями. Она устала. Как бы ей хорошо не было даже просто находиться рядом с Громовым. Пора ему уже понять, что дальше так продолжаться не может. Все-таки взрослый мужик, нужно чего-то решать и отвечать самому за принятые решения.
Но и осознание, что ему необходимо время, тоже было довольно явным. Потому и смогла убедить себя подождать до оговоренного времени. Господи, знал бы хоть кто-то, насколько это было сложно. Ожидание, худшее, что вообще может происходить. Особенно тогда, когда, по сути, понимаешь, что решается твоя судьба…
Еще один взгляд на часы… Тридцать пять минут седьмого… Еще пять минут. Сколько же эта пытка будет продолжаться дальше? Нужно ждать, наверное, часам к восьми? Примерно в то время Антон идет на кухню пить кофе перед работой. Но что делать до того времени?
Нет, так сидеть, точнее, слоняться из угла в угол, она больше не может! Нужно чем-то себя занять. Хотя бы приготовить тот же завтрак ему.
«Боже, только бы не последний!» - проскользнула шальная мысль, прежде чем девушка бесшумно выскользнула из комнаты.
В коридоре было пусто, а утренняя тишина, стоящая во всем доме навевала какие-то странные пугающие ощущения. Так, будто и не было никого. Спит, скорее всего. Хотя…
Не в силах побороть искушение, бесшумно ступая босыми ногами по прохладному полу, девушка осторожно потянулась к кованой дверной ручке, что вела в спальню Антона. Дыхание перехватило, а сердце, казалось, замерло, когда дверь, к счастью, без малейшего шума, поддалась осторожному напору, впуская внутрь. И когда глазам предстала картина в виде пустынной комнаты с застеленной, хотя, скорее всего, даже не разобранной на эту ночь, постелью, Владислава даже не знала, как реагировать. С одной стороны стало даже как-то легче от того, что она не наткнулась сходу на недовольный и хмурый взгляд, оттягивая своего рода, его решение. Но с другой стороны… как-то странно все это. Неужели, он даже не ночевал дома? Или, быть может, просто уже спустился вниз?
Мгновенно захлопнув за собой дверь, даже не заботясь о том, чтобы это вышло тихо, Влада поспешно побежала вниз, на ходу заглянув в гостиную. Так же пусто.
Лишь оказавшись на кухне, Ильина тут же выхватила взглядом, стоящую на обеденном столе, полупустую бутылку из-под коньяка, остатки лимонных долек на блюдце и опрокинутый на пол бокал. Пил. Опять пил. Как реагировать на подобное девушка понятия не имела. Она не хотела… совершенно не хотела доводить его до подобного состояния. Но, черт возьми… сколько же это будет продолжаться…
Подняв с пола бокал, девушка стала убирать остатки неудавшейся пьянки Громова. В какой-то миг все размышления на тему «а что же дальше?» отошли на второй план. Вот так вот хозяйничать бы у него на кухне всегда, убирая последствия его «размышлений»… Отчего-то это казалось настолько правильным, что…
Шум захлопнувшейся двери, выдернул Владу из собственных мыслей. А бодрый голос, с некой долей возмущения, прозвучавший сзади, заставил её вздрогнуть:
- Ой, а кто это тут хозяйничает у меня на кухне?
Резко обернувшись, Влада неуверенно уставилась на незнакомую женщину лет шестидесяти-шестидесяти пяти. Невысокая, не слишком полная, но вся, что называется, при себе. Волосы, почти полностью тронуты сединой, и ко всему прочему весьма добродушный взгляд. На смену первому недоумению, кто эта женщина и что ей нужно, тут же пришло понимание, что это видимо и есть та сама домработница Антона, Любовь Марковна, что вырастила его с пеленок. Вряд ли в такую рань к нему может заявиться еще хоть кто-то.
- Я тут просто… - кивнув на бутылку, что держала в руках, словно оправдываясь, замялась Владислава.
- А, ясно, все, - недовольно покачала головой женщина, и быстро прошагав к столу, выгрузила из рук два огромных пакета, которые так сразу Ильина и не заприметила. После чего, окинув Владу оценивающим взглядом, добавила, подтверждая догадки – Я любовь Марковна, помощница по хозяйству. А Антоша, я так понимаю, опять в своем репертуаре.
- Нет, это не совсем то, что вы подумали, - быстро поставив обратно на стол бутылку, пробормотала девушка. Отчего-то выставить себя не в лучшем свете еще и перед этой, милой с виду, женщиной, представлялось не самым приятным, - я Влада. И вы не подумайте, пожалуйста, ничего такого! На самом деле я не…
- Девочка моя, я прекрасно знаю, кто ты, - добродушно улыбнулась Любовь Марковна, - и можешь не оправдываться. Вот кому-кому, а тебе так точно в этом нет никакой необходимости.
- Вы, правда, так думаете?
- Я знаю, Влада, - и, не давая Ильиной возможности продолжить расспрос, поспешно поинтересовалась, - и где Антоша?
- Честно говоря, я понятия не имею, - осматриваясь по сторонам, словно ища там какой-то ответ, пробормотала девушка, снова бросая взгляд на несчастную бутылку, - вот это только…
- Понятно, - вытаскивая из пакетов всевозможные продукты, недовольно проворчала женщина, - опять пьет один. Машины во дворе тоже нет. Вы поссорились?
- Нет. Не совсем, - ошарашенная подобной осведомленностью их с Громовым отношениями, стала путаться Владислава, - просто там все так сложно…
- Ох, с ним все время сложно. Мальчик однажды запутался, и теперь просто не желает сам выпутаться и никому другому помочь это сделать ему, тоже не позволяет, - грустно выдохнула Любовь Марковна.
- А вы так… рано? – девушка хотела задать несколько иной вопрос, но наблюдая за тем, как женщина деловито раскладывает покупки, не могла не уточнить такой простой детали.
- Да я всегда, когда приезжаю, то пораньше, чтобы хоть пару раз в неделю этот балбес и с утра не уходил на работу голодным. Была бы моя воля, я бы каждый день наведывалась, но возраст уже не тот, да и у самой внуки, которые требуют внимания. Хотя, иногда вот взгляну на своего пятилетнего внука и на взрослого Антончика, так ну никакой разницы. Что один дите малое, что другой не лучше. Только и того, что игрушки несколько разняться, подрастая вместе с ними.
От простоты общения и рассказа пожилой женщины, Влада усмехнулась, понимая, что ведь так оно и есть. Она и сама не раз замечала за Антоном что-то такое ребяческое. Не смотря на внешнюю его холодность и жесткость, внутри в нем скрывался воистину маленький мальчишка, что по каким-то причинам предпочитал скрывать свою истинную натуру за годами вылепленной маской.
- Ладно, ты лучше давай, рассказывай, что между вами происходит? Опять он характер проявляет, да? – опять завернула разговор на волнующие темы Любовь Марковна.
- Вот скажите, вы ведь его с детства знаете, верно? – усаживая за стол, с намерением серьезно поговорить, Владислава, - Вот почему он такой упрямый? Почему все время пытается отгородиться? Я ведь вижу, что это не просто так. Что он совсем не такой, каким хочет казаться… Так почему?
- Влада, я вижу, что ты хочешь ему помочь, - присев рядом с девушкой, накрывая тоненькую ладошку своей, изборожденной морщинками, грустно начала домработница, - поэтому… понимаешь, все действительно не просто у него. Мальчику пришлось тяжело в свое время. А эта его нынешняя ожесточенность… Она началось от безысходности, боязни доверится снова. Сколько раз его пытались убедить, что раз обжегшись, еще не значит, что и в дальнейшем будет так же. Но разве ты ему что-то докажешь? Упертый, как баран, пока сам не убедится, не поверит ведь никому.
- Но, что произошло? – осторожно уточнила Ильина, пыталась понять хоть что-то вразумительное из рассказа женщины, - это из-за той истории с Авдеевым?
- Если бы все было так просто… - отводя взгляд, Любовь Марковна поспешно поднялась, отворачиваясь, - знаешь, лучше пускай он сам тебе все расскажет.
- А если он не хочет этого делать, как мне вести себя дальше? – с отчаянием воскликнула Владислава.
- Милая моя, да никак. Тут только время все может расставить по местам, ну и еще способность Антона про…
Договорить женщина не успела, так как вслед за стукнувшей дверью, послышалось раздраженное:
- И что тут происходит?
Влада и Любовь Марковна, словно по команде, повернулись к двери. Там, как и следовало ожидать, стоял Антон. Какой-то до безобразия помятый и растрепанный. Все в той же вчерашней одежде. Рубашка так же расстегнута на груди, рукава небрежно закатаны до локтей, легкая щетина, темные круги под глазами и хмурый взгляд… Не спал, зато пил. Вот и результат.
- Антош, ты, где был? – мгновенно опомнившись, спокойно уточнила помощница.
- И вам, здрасьте, Любовь Марковна, - фыркнул Громов, - сплетничаем?
- Разговариваем! – резко поправила женщина.
- Ага, слышу, не глухой, - проходя на кухню, недовольно пробурчал мужчина, - вот скажите, почему вы, бабы, все время суете нос не в свои дела?
- Антон! – одернула Влада, считая нужным вмешаться. Все-таки из-за неё, Громов сейчас способен оторваться и на ни в чем не повинной женщине.
- Влада? – эхом отозвался мужчина, и резко ухватил её за локоть, заставляя встать, - пойдем, поговорим!
- Тоша, ты все-таки с женщиной обращаешься! – недовольная поведением своего воспитанника, отрезала Любовь Марковна.
- Все нормально, - поспешила успокоить Владислава, послушно следуя за Антоном, - нам правда нужно поговорить.
- Любовь Марковна, я уж как-то сам разберусь, - ухмыльнулся Громов, напоследок недовольно бросив, словно опомнившись, - и никакой я не Тоша! Хватит уже! Мне не пять лет!
И не давая женщине возможности возразить, вышел из кухни, угрюмо таща за собой Владу наверх, придерживая за локоток. Он спешил, перепрыгивая через ступени, из-за чего девушка с трудом поспевала следом, как ни старалась.
- Антон, почему ты опять пил? – оказавшись на втором этаже, вне зоны досягаемости для слуха домработницы, наконец, спросила Ильина.
- Думал, черт возьми! – резко выкрикнул Громов, остановившись у двери собственной спальни, - а с бутылкой, знаешь ли, думается лучше! Особенно когда пытаешься найти ответы на такие идиотские вопросы, как у тебя!
- И что же ты надумал? – с вызовом выдала девушка, одновременно и опасаясь и ожидая его ответа. Ведь по недовольному выражению лица и злостному взгляду сейчас трудно было что-либо понять. Этот мужчина может быть одновременно и недовольным и удовлетворенным. Просто до безумия противоречивым. И кто знает, что скрывается за внешним недовольством…
- Владка, - неуверенно качнув головой, пробормотал Громов, - что же ты не уймешься никак-то? – и с силой дернув девушку за руку, прижал спиной к двери, упираясь ладонями с обеих сторон от лица Влады, не давая возможности для отступления.
- Я тебе вроде вчера все объяснила, - затаив дыхание, Владислава с выжиданием уставилась на Антона, молясь только об одном – чтобы его слова оказались не столь отталкивающими и разрушительными.
- И что ты прикажешь мне делать с твоими объяснениями? – слегка приподнимая двумя пальцами лицо Влады за подбородок, мужчина стал изучающее всматриваться в её глаза.
- Просто ответь на вопрос, Антон, - одними губами прошептала девушка, - реши, наконец, кто я для тебя?
Еще несколько мгновений Громов, не отводя взгляда, словно что-то обдумывая, продолжал стоять неподвижно. Неужели и сейчас ничего не ответит? Опять сбежит от раздумий? От принятия серьезного решения?
И словно в подтверждение, Антон прижался к её устам неожиданным поцелуем, терзая и подчиняя, жадно вбирая в себя. Одна рука собственнически стала пробираться под футболку, к груди, а второй он пытался подсадить Владу, заставляя обвить ножками его за талию.
Он хотел её. Снова и снова. И плевать на любые условности и разговоры. Это тело манило к себе, сколько бы он не прикасался к нему. Антону казалось, что он никогда не сможет до конца насытиться ею. Этой ночью он сходил с ума от мыслей и ожидания, и теперь просто обязан получить свое, иначе… это вряд ли приведет к чему-то толковому. Он не в состоянии здраво мыслить, когда Влада вот так вот рядом. Когда можно под пальцами ощутить бархатистость и нежность кожи, почувствовать, успевший стать таким родным и знакомым, её аромат, окунаться ладонями в копну шелковистых волос, чувствовать дрожь её возбужденного тела… Почему, когда она была рядом, то все остальное отходило для него на второй план…?
Снова поддаваясь на провокации Громова, Владислава готова была забыть обо всем на свете. Целуя мужчину с не меньшей отдачей, она, обнимая его за шею, перебирала между пальцами непослушные волосы, притягивая к себе. Все заготовленные заранее речи в какой-то миг стали такими неважными и ненужными… Наверное, исход этого разговора можно было бы предрешить заранее, если бы Антон, окутанный страстью, не позволил себе допустить вчерашнюю оплошность, и снова рвануть на девушке футболку. Вмиг осознание, что она опять ему подается, заставило Владу неподвижно застыть, практически сразу отстраняясь от мужчины.
- Что опять не так? – глубоко втянув воздух, хрипло пробормотал мужчина.
- Антон, ты снова не ответил на мой вопрос, - все еще продолжая пальчиками зарываться во взъерошенные волосы, девушка с выжиданием взглянула на Громова.
- Влада, - устало прикрыв глаза, взвыл мужчина, - что тебе не устраивает в том, что происходит между нами?
- Все меня не устраивает, - резко спрыгнув, спуская ноги на пол, девушка разомкнула объятий. Но мужчина все еще не решался отстраниться, - и если ты вчера так и не понял, то я могу еще раз пояснить, что имела в виду, - одобренная молчанием, она, осторожно касаясь пальчиками к его щеке, рассудительно пояснила, - Антон… я устала от того, что наши отношения все больше начинают походить на замкнутый круг. Что ты все время затыкаешь меня поцелуями, сводя все нормальные разговоры к сексу. Это все, безусловно, хорошо, но пойми, это совсем не то, чего я ожидаю от жизни…
- И что же ты ожидаешь от жизни? – глядя, словно сквозь Владиславу, сухо выдал Громов.
- Реши, прежде всего, для себя, что ты хочешь от будущего, - готовая даже подождать еще какое-то время с его ответом, вздохнула девушка.
- Кто тебя надоумил на подобное? – поморщившись, нервно выплюнул мужчина.
- Антон, никто меня не надоумил. Просто пойми ты, что так жить вечно невозможно. Особенно после того, что вчера случилось между нами в машине.
- А что такого сверхъестественного случилось вчера между нами в машине? – фыркнул Громов, поспешно отводя взгляд, но не отступая.
- И ты спрашиваешь, что случилось? – поспешно отведя руку от лица мужчины, взмолилась Владислава, - Антон, ты можешь сейчас сколько угодно это отрицать, но, кажется, вчера ты готов был опуститься до… - замолчав на полуслове, Ильина уже пожалела, что снова подвела разговор к данной теме. Но было слишком поздно. Роковые слова прозвучали…
Зажмурившись, девушка, затаила дыхание, с выжиданием ожидала какой-либо реакции Антона. И эта реакция не заставила себя долго ждать. Неожиданный удар кулаком в дверь, недалеко от её головы, заставляющий поежится от собственной безысходности, и раздраженный вскрик:
- Это тебе Белецкая наплела?
- Нина здесь не причем, - медленно открывая глаза на моментально вспыхнувшего от раздражения мужчину, с расстановкой отметила Владислава.
- Да конечно, рассказывай! Только эта идиотка могла тебе понарассказывать, какая я скотина, животное и насильник! - резко ухватив девушку за плечи, Антон, вдруг встряхнув её, пытаясь заглянуть в глаза, яростно прокричал – Я отлично понимаю, к чему ты клонишь! Только знаешь что, хватит строить из себя святую невинность! Ты хотела меня не меньше моего! Ты и сейчас меня хочешь, и я с легкостью могу доказать это! Чтобы ты уже прекратила, наконец, винить во всем происходящем исключительно меня!
С этими словами мужчина снова попытался притянуть к себе Владу ближе, для поцелуев. Но в этот раз сдаваться она не собиралась. Потому упираясь ему в грудь, и уворачиваясь, настойчиво отрезала:
- Я не виню тебя, Антон. И не собираюсь винить тебя ни в чем. Я и сама прекрасно знаю, что не меньше, чем хотела тебя вчера, так же хочу и сегодня, - тихо, но уверенно призналась девушка, от чего Громов как-то поутих, отпуская плечи Владиславы, - но, судя по всему, на этом наши общие желания заканчиваются. Пойми ты, Антон, что это не единственное, чего я хочу от тебя! А вот ты… я уже начинаю сомневаться, что тебя может интересовать еще что-то, кроме секса…
- Дура, ты Ильина, - только и смог в ответ прошипеть мужчина, отступая от Влады на пару шагов назад.
- Да, ты прав. Я дура, Антон, - грустно усмехнулась девушка, оттолкнувшись от двери, с намерением обойти Громова, - только знаешь, я больше не намерена терпеть твои странности и дальше. Ты уже давно не маленький мальчик, пора бы научится что-то решать, а не прятаться в себя от малейших проявлений проблем…
И не дожидаясь, пока мужчина сообразит, что ответить или успеет снова вспылить, Владислава поспешно обойдя его, скрылась в своей спальне.
Больно… Господи, как же больно. Но, судя по всему, другого выхода у неё нет. За эту ночь Антон так и не смог ничего понять. И вряд ли сможет, если она продолжит и дальше терпеть его выходки. Пора делать решительные шаги. Если и это он не поймет, то… Наверное, не судьба? Так банально и глупо звучит, но, тем не менее… в их с Антоном ситуации есть только два выхода – либо вместе, до конца, либо… не судьба. Кажется, на сегодняшний момент он сделал свой выбор.
Поспешно стянув с себя испорченную футболку (боже, за какие-то несколько дней этот мужчина умудрился порвать ей добрую половину вещей в порывах страсти, жаль только зря…), Влада, надевая на себя легкий летний сарафанчик, даже вздрогнула, когда услышала за спиной тихий раздраженный голос:
- И что ты делаешь? – оказывается, этот мужчина умел не только ловко разделываться с её вещами, но еще и бесшумно появляться, заставая врасплох.
- Переодеваюсь, - не оборачиваясь, с неименьшим раздражением, фыркнула Ильина, - по твоей воле, между прочим.
- Влад, ну может, хватит дуться из-за пустяков? – пытаясь спустить тоненькую бретельку, только что одетого сарафана, хрипло выдохнул в ушко девушки Антон.
- Это не пустяки, Громов! – резко отпрянув, прикрикнула строго девушка, давая мужчине возможность понять, что не собирается в очередной раз идти у него на поводу.
И быстро вытащив из-под кровати, давно уготовленный чемодан, открыв его, стала небрежно сбрасывать туда все свои вещи, что были разложены на кресле.
Несколько мгновений Антон ошарашено наблюдал за действиями Владиславы, словно соображая, блефует, или все-таки на самом деле собирает вещи. Несколько мгновений, прежде чем мужчина, по упрямо поджатым губам, по сморщенному в недовольных складочках лбу, резких, но уверенных движения, смог понять, что далеко не блефует. Слишком решительно настроена. И вряд ли она будет шутить подобными вещами. Не из тех она…
- Что ты творишь? – выхватив у девушки из рук какую-то кофточку, раздраженно выкрикнул Громов, буквально прожигая её рассерженным взглядом.
В ответ Влада лишь недовольно покосилась на мужчину, и, вырвав из его рук обратно свою вещь, продолжила свое занятие.
- Я, кажется, спросил, что ты творишь? – резко хватая Ильину за запястья и разворачивая к себе, прошипел Антон.
Снова злится. Глаза потемнели, вот–вот готовы разразиться молниями. Быстро пульсирующая жилка на шее говорит о том, что сердце ускорило свой ритм, а вздымающиеся крылья носа, только подтверждают остальное.
- Отпусти, мне больно, – с достоинством выдерживая обжигающий взгляд, спокойно выдохнула девушка.
- Что ты творишь? – словно и, не слыша её просьбы, Антон лишь сильнее сжал её руки, встряхивая, и притягивая ближе к себе.
- Похоже, я слишком загостевалась. Пора и честь знать, - впиваясь взглядом в практически черный, злостный взгляд, уверенно выдала Ильина, прекрасно понимая, что снова и снова играет с огнем. Потому как гнев еще больше исказил лицо мужчины, но он, молча еще около минуты, продолжал смотреть на неё.
После чего, отпустив, так неожиданно, что если бы не кровать, с помощью которой удалось удержать равновесие, то Влада, скорее всего, полетела бы на пол, как можно более равнодушно бросил:
- И куда же ты собралась?
- Вообще-то я еще на воскресение договорилась с Леной о переезде, - на выдохе протянула девушка, сейчас желая только одного – чтобы Антон сказал что-то вроде того, что не хочет её отпускать от себя. Но…
- И что потом? – поспешно сунув руки в карманы, мужчина быстрым шагом прошел к окну, уставившись куда-то вдаль.
- Жить там буду, - не совсем соображая, к чему клонил Антон, тихо выдала Владислава, проследив за его движениями.
- Я не об этом, - ледяным голосом, в котором так и скользил холод. И ни нотки какого-либо беспокойства. Скорее праздное любопытство, которое по идее должно присутствовать для любого нормального человека в подобной ситуации. Для любого, но никак не близкого и родного… Ни капельки участия и заботы…
- А о чем? – осторожно настаивала Влада.
- О нас…? - развернувшись, невнятно пробормотал Антон. Настолько тихо, что если бы не движение губ, то девушка ни за что не догадалась об истинном значении сказанных слов, что больше походили на вопрос, нежели утверждение.
- Что, о нас? – осторожно попыталась подтолкнуть Громова к пояснению собственных же слов, Владислава.
- Мы… - негромко прокашлявшись, Антон, снова принимая невозмутимое выражение лица, сухо, как будто, между прочим, уточнил – еще встретимся?
- Ну, вообще с работы уходить не собираюсь, - начиная вспыхивать от странной нерешительности, совершенно не приемлемой этому мужчине, пояснила девушка.
- А вне работы?
- Смотря, что ты имеешь в виду под «вне работы»? – не желая сдаваться, но чувствуя некую власть над Громовым, не унималась Владислава.
- Ты же прекрасно понимаешь, о чем я, Ильина, - фыркнул Антон, меряя нервными шагами комнату, - так чего задаешь дурацкие вопросы?
- Секс от случая к случаю, где и когда тебе приспичит? – невольно прикрыв глаза, Влада усмехнулась собственной догадке. И судя по вспыхнувших на мгновения озорных огоньках в его глазах, не ошиблась.
- Даже если так, - невозмутимо согласился мужчина, - можно подумать, тебе не нравится?
Конечно, что еще можно ожидать от Громова? Разве может он признать, что хочет чего-то большего? Если вообще хочет… Это она себе возомнила черт знает что, а ему ведь может и правда нужен от неё только секс? Быть для него удобной игрушкой, которая появляется по его велению, и исчезает тоже, когда ему хочется? Отдавать всю себя, боясь попросить даже самую малость взамен?
Господи, как же самоуверенно и по-громовски! Только он может додуматься до такого, считая подобное самым нормальным и верным положением вещей…
Еще раз взглянув на Антона, надеясь увидеть там хоть что-то, что могло бы дать понять, что хочет не только секса, что-то, говорящее, что может быть что-то большее… Пускай не сейчас, немного позже, но имеет место быть. Просто ему еще для этого нужно время, чтобы смирится… Да если бы Влада увидела там хоть малейшую тень подобного, то она бы не раздумывая, наплевав на всяческую гордость, согласилась на его условия. А так… в его глазах была только искренняя уверенность в собственной правоте, а весь вид кричал о том, будто он, предлагая подобное, делает Владиславе огромное одолжение… Самоуверенный эгоист!
- Значит, все-таки игрушка, - грустно улыбнувшись, девушка, отвернувшись от мужчины, небрежно закидав оставшиеся вещи в чемодан, попыталась застегнуть его.
- Что? – с недоумением переспросил Антон.
- Я для тебя игрушка, - пояснила Ильина, стянув чемодан обратно на пол, регулируя на ходу колесики.
- Ну и кто тебе это сказал?
- Ты.
- Я этого не говорил, - сжимая покрепче ладони в кулаки, процедил сквозь зубы Громов.
- А что это, по-твоему, сейчас было? – вздернув недоуменно бровь, хмыкнула Владислава, - я тебя попросила решить, что я значу для тебя. Ты честно признался, что тебе нужен от меня только секс. И если это называется несколько иначе, а не игрушка, то позволь поинтересоваться, как в таком случае?
- Я еще ничего не решил! – поморщившись, признался Громов.
- Но, тем не менее, ты это сказал.
- Да мало ли, что я сказал! – взревел Антон.
- Тогда еще скажи, что у тебя есть другой ответ? – настаивала Влада.
- Я еще ничего не решил! – громко сопя, в который раз повторил мужчина.
- Вот так, да? Тогда не буду мешать тебе в решении столь важных вопросов, - язвительно пробормотала девушка, направляясь к выходу.
- И ты все равно уходишь? – что происходит? Владе уже начинает мерещиться, или в его голосе и правда звучат нотки сожаления? Вот только выражение лица говорит об обратном. Опять злой и нервный.
- Да. Спасибо за гостеприимство, - глотая комок сдерживаемых слез, заставила себя выдавить Владислава.
- Спасибо за гостеприимство? – расширив от недоумения глаза, раздраженно выкрикнул Антон, - и это все, что ты хочешь мне сказать?
Влада с удивлением смотрела на мужчину, пытаясь понять, что же он хочет услышать вместо этого. И к огромному стыду, признание в любви готово было слететь с её губ, если бы Антон в одночасье, в пару шагов, не оказался рядом.
В этот миг девушка ожидала чего угодно. Головокружительного поцелуя… Того, что Антон, забросив её через плечо, отправит на кровать, желая наказать одним единственным известным ему способом... Но то, что происходило дальше, не лезло, ни в какие рамки приличия и представления Влады о Громове. Это не укладывалось ни в какие рамки ожиданий Влады…
Резко выхватив из её рук чемодан, он, что есть голос, закричал:
- Да и вали ты к чертям собачьим! – с этими словами, он быстро выскочил из комнаты, легко, словно и не чувствуя тяжести, неся за собой чемодан Влады, бросая на ходу, - если ты думаешь, что я собираясь жалеть об этом, то ни хрена не дождешься! Черта с два! Убиваться из-за тебя я тоже не намерен! Не дождешься! Слышала Ильина!
Раскаленный до предела, Громов, перепрыгивая через ступеньку, сбегал вниз, продолжая кричать на весь дом, что не собирается переживать из-за ухода Владиславы, перекручивая снова и снова эту фразу, оставляя нерушимым сам смысл, будто пытался в этом убедить кого-то, доказать реальность происходящего.
Ошарашенная в чем-то грубым и неожиданным поведением мужчины, Влада поспешно следовала за ним, чувствуя, как с каждым новым его словом, внутри все холодеет, заставляя сердце разрываться от боли. В глазах уже давно стояли слезы недопонимания и безысходности, и единственное, что девушка могла делать, так это повторять снова и снова:
- Антон! Пожалуйста, зачем ты так? – сбегая вниз, умоляла Влада, сама не понимая, о чем просит. Своим уходом она надеялась добиться от Громова какого-то существенного признания, а в итоге… настолько перегнула палку, что он собственноручно выставляет её из своего дома…
- Может, тебя еще и подвезти? – язвительно зарычал мужчина, остановившись у самого порога.
- Антон, зачем ты устраиваешь из всего этого представление, не в состоянии хоть раз в жизни повести себя, как нормальный человек?! – прикрыв лицо ладошками, взывала Владислава.
- Вот только хватит делать из меня дурака, притворяясь снова и снова святой простотой! – смерив Ильину презрительным взглядом, прокричал мужчина, - ты хотела уйти, так вали! Я тебя не держу! Просто предупреждаю, что горевать без тебя не намерен! Ты мне не нужна! Слышишь?!
- Антоша, что происходит? – выскочив на шум, взволнованно пробормотала Любовь Марковна, бросая мимолетные взгляды то на своего воспитанника, то на девушку, что уже даже не пыталась скрыть слезы отчаяния, и рыдала навзрыд, с ужасом глядя на Громова.
- Вы чего приперлись? Вас вообще сюда никто не звал! – послав испепеляющий взгляд пожилой женщине, кричал Громов.
- Антон… - не состоянии что-либо возразить на подобное, выдохнула женщина.
- Любовь Марковна, - шмыгнув носом, Влада, поспешно стирая с лица слезы повернувшись к женщине, уверенно пробормотала – очень была рада с вами познакомиться. А в остальном… - развернувшись обратно к Антону, девушка, подойдя к нему ближе, выхватив из его рук свой чемодан, пристально взглянув в черные глаза, добавила - не обращайте на него внимание. Это он на меня злится. Вы совсем не виноваты.
С этими словами, поспешно отвернулась, выскользнув на улицу.
Несколько мгновений Антон так и стоял, недоуменно глядя вслед. И лишь когда дверь, с грохотом, закрылась, мужчина с силой пнув ногой кресло, что есть голоса, взревел:
- Ну, и иди ты к черту, идиотка! Жил без тебя и еще проживу! Спокойнее будет! – неожиданно затихнув, Громов растерянно потер лицо руками, взъерошивая волосы на затылке, и еле слышно добавил, снова убеждая самого себя, - не нужна ты мне, Ильина… не нужна…
- Антош, зачем ты так с девочкой? – обеспокоенный голос няни, заставил мужчину вздрогнув, обернуться.
- Вы все еще тут? – сухо бросил Громов.
- Антош, почему ты опять отталкиваешь всех, кто так или иначе беспокоиться о тебе? Кому ты небезразличен? – игнорируя вопрос мужчины, осуждающе вынесла вердикт Любовь Марковна.
- Плевать я хотел на всех! Вы же только и делаете вид, что переживаете обо мне, а на самом деле просто считаете нужным вмешиваться в мою жизнь, пытаясь докопаться до какой-то несуществующей истины! – с раздражением выплюнул Громов, - а мне это не нужно! Я вас просил? Её просил? Не просил! Так зачем лезть туда, куда вас не просят!
- Антон, ты не прав. И я, и Влада… мы хотим помочь тебе…
- А вы спросили меня, нужна ли мне эта самая помощь?
- Нужна. Столько лет держать в себе обиду, отталкивая от себя самого близкого человека… Антош, это ненормально.
- Нормально, не нормально… - передразнил мужчина, - да что вы можете знать, что нормально, а что нет? Не вас выбросили, как собачонку, променяв на мирские блага!
- Мальчик мой, но ты ведь много не знаешь, - осторожно касаясь плеча Громова, тяжело вздохнула женщина.
- Не знаю, и знать не хочу, - резко сбросив руку няни из плеча, фыркнул Громов, и поспешно направился наверх.
- Антош, она все-таки твоя мать… - вслед выдохнула Любовь Марковна.
- Она мне не мать! – не оборачиваясь, как можно более равнодушно, выкрикнул Громов, - У меня нет матери!
- А Влада… зачем ты с ней так? – не унималась женщина.
- Дура она! К тому же навязчивая. Возомнила себя черт знает, что, - остановившись на верхней ступеньке, в большей степени обманывая сам себя, пробормотал мужчина.
- Дура, - согласилась женщина, - потому что любит такого болвана, как ты… эх… - махнув рукой, Любовь Марковна поспешно прошагала на кухню.
- Да пошли вы все к черту! – злясь от осознания правильности услышанных слов, Антон, снова сбегая от себя, быстро поднялся наверх, с грохотом, захлопнув за собой дверь…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
AHE4Ka

avatar

Сообщения : 269
Активность : 5237
Репутация : 41
Дата регистрации : 2011-10-30
Возраст : 29
Откуда : Москва
завтра понедельник..НЕ ХОЧУ!
Награда : За развитие форума, 2-е место на конкурсе


Лист персонажа
Ник: девушка в наушниках

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Чт Сен 27, 2012 7:39 pm

Оппа. вот Это от ворот поворот. Мда...Зря он Так с Владой, Ой зря....каиться потом придется.
Юля, Спасибо за продолжение...Пойду переваривать....
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Juliette
Жительфорума
avatar

Сообщения : 414
Активность : 5492
Репутация : 57
Дата регистрации : 2011-10-12
Возраст : 26
Откуда : Украина
Награда : 1-е место в конкурсе


Лист персонажа
Ник: Romantic Lady

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Чт Сен 27, 2012 7:45 pm

Придется... и будет кается. Но пока что ему, как и тебе, надо кое-что переварить и понять jjhgg
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
AHE4Ka

avatar

Сообщения : 269
Активность : 5237
Репутация : 41
Дата регистрации : 2011-10-30
Возраст : 29
Откуда : Москва
завтра понедельник..НЕ ХОЧУ!
Награда : За развитие форума, 2-е место на конкурсе


Лист персонажа
Ник: девушка в наушниках

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Сб Окт 13, 2012 1:14 pm

Уже все переварила, хочу продолжения! Юльчик. позязя!!!!!!!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Juliette
Жительфорума
avatar

Сообщения : 414
Активность : 5492
Репутация : 57
Дата регистрации : 2011-10-12
Возраст : 26
Откуда : Украина
Награда : 1-е место в конкурсе


Лист персонажа
Ник: Romantic Lady

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Сб Окт 13, 2012 7:08 pm

Анечка, ну раз переварила, то лови еще hfty


Глава 22 (часть 1)

- В общем, Тоша, зря ты так… Не виновата она. Надавили в свое время, - грустно уставившись куда-то в окно, подвела итог Любовь Марковна.
- И почему я узнаю об этом только сейчас, спустя почти пятнадцать лет? – скрипнув зубами, раздраженно выпалил Антон, с грохотом опустив пустой бокал с остатками алкоголя на столешницу.
- Она просила не говорить, считая это напрасным.
- А сейчас, значит, решила, что пора? – фыркнул Громов, наливая себе новую порцию коньяка.
- Да ничего она не решила, Антош, - отодвигая от мужчины бутылку на край стола, обреченно признала няня, - Она до сих пор против. Но, знаешь, не могу я дальше молчать. Пойми, ты же мне как родной, я воспитала тебя, и мне больно смотреть на то, как ты мучаешься.
- Почему тогда раньше не сказала?
- Все ждала, когда она сама решится… Но в свете последних событий поняла, что напрасно все это. С такими темпами ты всех от себя поразгоняешь… Вот скажи, ты так и не разговаривал больше с Владой? – настойчиво бормотала старушка.
- Не разговаривал и не собираюсь разговаривать, - подскочив со стула, хмуро выпалил мужчина, - в прошлом она для меня. Так, незначительный эпизод. Хватит, уже вспоминать о ней!
- Если ты думаешь, что она сама сделает первый шаг, то должна тебя огорчить. Не сделает. Ты слишком сильно зацепил её гордость, поэтому как бы ни любила тебя, первая больше не подойдет.
- И плевать. Не очень-то и хотелось, - в который раз за последнюю неделю, Антон пытался убедить себя в этом всеми возможными способами. И не желая больше говорить на подобную тему, мужчина направился прочь из кухни.
- Ты куда? – не удержалась Любовь Марковна, - может, поговоришь уже, наконец, с мамой?
- Нет! – сказал, как отрезал, - то, что вы мне рассказали, ничего не меняет. Мне нужно все обдумать хорошо. Может когда-нибудь… но точно, не сейчас…
- Ну, подумай, подумай, - с чувством выполненного долга, вслед бросила Любовь Марковна, поспешно добавив – и на счет Влады тоже подумай. Хватит уже самому изводиться, и девочку мучить из-за собственной глупости. И осторожнее за рулем. Ты ведь выпил…
- Сам разберусь! – сухо отрезал Громов, бросившись на улицу.
Запрыгнув в свой внедорожник, мужчина буквально сорвался с места, лишь только взревел мотор. У него было лишь одно желание, спрятаться куда-то подальше от всех проблем, забыться… И единственным выходом сейчас представлялась скорость. Только садясь за руль, выжимая педаль до упора, разгоняясь до предела, Антон мог немного абстрагироваться и успокоиться. В данный момент успокоение ему было необходимо, как никогда.
Прошла уже целая неделя с того момента, как из его дома ушла Владислава. Из его жизни, будней… Но не сердца и мыслей… Целая чертова неделя сумасшествия и попыток забыться. С желанием спрятаться и сбежать от самого себя. Самое худшее и невыносимое время, как ему казалось.
Он уже давно был не уверен в правильности своего поступка. В том, что ему стоило вести себя столько жестоко с Ильиной, выставляя на улицу. Но с другой стороны… Что ему еще оставалось делать? Давать какие-то нелепые ответы на не менее нелепые вопросы? На те, ответов на которые даже сам не мог представить? Нет, это было слишком даже для него.
Ну что он мог ей дать? Что мог предложить, сказать? Что она нужна для того, не знаю чего? Самый нелепый ответ, который лишь можно придумать. А чего-то другого ответить он попросту не мог… Потому что уже был ни в чем не уверен. В собственной адекватности не был уверен.
В тот вечер накануне, когда Владислава встречалась с Белецкой, Антон в который раз почувствовал себя обманутым. Преданным. Та, кому он впервые за долгое время попытался поверить, доверится, так просто обманула его, втайне идя встречаться с людьми, которых он считал если не врагами, то не самыми близкими людьми в собственном окружении… С теми, кого предпочел бы никогда в жизни больше не встречать. И виной тому не только то нелепое предательство Максима.
Хотя… что скрывать, и оно тоже. Иначе, почему тогда все годы, после него, Антон пытался то и дело насолить Авдееву? Нет, не из вредности. Из-за желания заставить испытать ту же боль, что испытал и он, когда хотел едва ли не впервые доверить самую страшную тайну своей жизни, как на тот момент, казалось, лучшему другу. А он… Да, черт с ней, с той Катериной. Не в ней даже было собственно дело. Дело было в том, что вместо ожидания увидеть друга, вместо истинно мужского разговора с изливанием души и какими-то советами, он получил нож в спину. Второй в жизни. Как оказалось, это действительно больно. И если один мужчина еще способен был как-то пережить, продолжая верить, что не все люди вокруг такие, что просто ему не повезло родиться в такой странной семье, то второй… от человека, которому, не смотря ни на что, доверял, как самому себе, оказалось неудержимой ношей. Вера в людей, казалось, после этого должна была стать потерянной окончательно…
И вот, он снова попытался довериться, а в итоге… Еще больнее и хуже, чем раньше. Предательство от девушки, которая позволила ему задуматься о том, что не все женщины продажные стервы, готовые ради денег на все, но видно ему не судьба научится доверять людям. И главное, Антон и сам не мог до конца понять, что больнее. Попытки Влады вмешаться в его жизнь, докопаться до тайн, или тот разговор с Белецкой. С одной стороны, он соединял в себе два пункта, но все-таки… было еще что-то. Стыд? Сожаление? Отчасти.
Да, как ни странно, но Антон жалел о своем идиотском и необдуманном поступке отомстить Максиму и доказать банальную истину, что все бабы стервы. Вернуть таким кощунственным способом былую дружбу? Возможно. Как там обычно говорится… зуб за зуб? Да, именно. Отомстить той же монетой, чтобы снова стать друзьями…
Разве был способ лучше? Вряд ли. Во всяком случае, на тот момент Громову именно так и казалось. Чтобы Макс вот так же увидел, и понял, как может быть больно. Причем не только из-за предательства девушку. Из-за предательства друга. Увидел, понял, и не просто бросил Нинку, но может быть попытался примириться с Антоном… Глупая затея изначально. Что руководило на тот момент Громовым, он и сам толком не мог объяснить. Разве мог он и предположить, что Максим бросится на защиту Белецкой…
Вот и набросился на девчонку. Честно говоря, он ожидал, что та побрыкаеться, и взаимности не миновать. Но она оказалась гораздо более стойкой. И стоило именно в тот момент заявиться Авдееву. Да, черт возьми, появись тот минуты на две позже, так ничего подобного ему не пришлось лицезреть. И вовсе не потому, что Антон дошел бы до крайностей. Скорее наоборот… Отпустил бы. Потому как понял, что в данном случае все слишком бесполезно. Но карты выпали так, что для всех он снова предстал в роли несостоявшегося насильника и подлеца. И что с этим приходилось делать? Разубеждать в этом хоть кого-то стало бы сродни потери репутации грозного и злого Громова, которую он годами добивался. К подобному Антон оказался не готов. Вот и вышло так, что ему проще было в очередной раз остаться в образе злодея. О каком уж примирении с Максимом могла идти речь…
А потом… в его жизни появилась Владислава. Слишком необычная и другая. Такая, каких он еще не встречал. С первой же встречи привлекла своей необычность, умением противостоять. Пожалуй, впервые за долгое время ему осмелилась противостоять женщина. Причем, не просто противостоять, реально сопротивляться и до последнего держаться. Практически с первой встречи Громов понял, что её не интересуют деньги. Со второй, что её не интересует все то, что он может предложить. Что она не та, которую устроит банальный секс с редкими встречами. Нужно было еще тогда избавляться от неё! Выставить на улицу, не обращать внимания, игнорировать… Да что угодно, только не доводить ситуацию до крайностей!
А что в итоге вышло… Мало того, что не избавился от неё, так еще и притащил к себе домой! Идиот несчастный! Хотя в этом плюс все-таки присутствовал. Он таки добился от неё секса. Самого сумасшедшего и чувственного. Он даже представить себе не мог, что ему, далеко не искушенному мальчишке, доведется испытать с совсем неопытной девчонкой такие необычные ощущения. Хотя, что скрывать… он даже гордился тем, что бы у Влады первым. Отличный способ потешить мужское самолюбие, ничего не скажешь.
Вот только знал бы он тогда, чем все обернется. Что взамен за это Владислава потребует от него какой-то определенности… Какая на хрен определенность, когда вместе они были без году неделю! Он сам в себе не мог разобраться, не говоря уже о том, чтобы что-то внятное ответить ей… Еще и эта её встреча с Белецкой не давала покоя. Антону казалось, что Нина от обиды могла наговорить Ильиной гадостей о нем, разочаровать.
В тот вечер он по-настоящему сорвался и сделал то, что стало его первой недопустимой ошибкой. Он взял Владиславу практически силой, как какую-то шлюшку, в автомобиле, на обочине дороги. Хотя, стоит заметить, что потом она и сама была не против. Если бы Ильина реально сопротивлялась и сказала свое уверенное «нет», да разве он пошел бы на такое? Ни за что в жизни! Чего о нем не говорили другие, опустится до истинного насильства Антон никогда не смог бы. Но разве это оправдания? Да ни черта ни оправдание! И Антон сам отлично это знал, понимал и ощущал свою вину. А Влада еще, как будто издевалась!
«Антон, реши, наконец, кто я для тебя?» - вопрос, что вот уже который день не выходил у мужчины из мыслей. Он еще тогда, той ночью, честно попытался понять, что к чему. Что он чувствует, кем хочет в дальнейшем видеть для себя Владу… Прогонял, как идиот, полночи по пустынным дорогам, остальные полночи просидев у озера с бутылкой. И что в итоге? Да ничего! Она ушла… Но он и сам хорош! Секса ему захотелось без обязательств!
Но с другой стороны, что ему еще нужно? Именно этого он от Влады и хотел изначально! Получил. К чему тогда эти нелепые размышления о будущем? По идее, он должен теперь быть доволен, что все так быстро закончилось и не пришлось самому выгонять Ильину из своей жизни. Она сама ушла. Практически.
Только от чего тогда ему теперь настолько хреново? Почему он уже целую неделю, не может войти в нормальный ритм былой жизни? Такого странного состояния с ним никогда еще не было. Так, будто он теряет в этой жизни что-то неимоверно важное и необходимое, как воздух. А вот что конкретно, Антон до сих пор так и не мог понять. Все его попытки завести роман на стороне ограничивались романом разве что с новой бутылкой коньяка. На большее его даже не тянуло. Странно, но неделя без секса не казалась таким уж старшим воздержанием. Ему даже не хотелось.
И кого он пытается сейчас обмануть? Хотелось! Каждый день, каждый час, минуту, секунду, каждое мгновение ему хотелось Владиславу и только Владиславу. Перед глазами снова всплывали те короткие мгновения, что им довелось провести вместе. Казалось бы что там, всего пару дней, большую часть из которых они умудрялись ссориться… Всего два совместных утра, когда он просыпался от того, что чувствовал, что такое необходимое тело пытается выскользнуть из его объятий. Тогда Антону это казалось само собой разумеющимся. Теперь же ему банально этого не хватало. Глупо, да? Он тоже считал это глупым и нелепым, пытаясь убедить себя, что все пройдет. Подумаешь, привязался немного сильнее, чем к любой другой из своих женщин. Но ведь и Влада была немного другой. Вполне логично, что для того, чтобы удовлетвориться себя полностью с ней, необходимо немного больше, чем обычно времени. И лишь потому, что дополнительного времени не было, вот его и ломало. Так ведь? О чем-то другом Громов боялся и помышлять.
Но самое нелепое было то, что они практически не сталкивались на работе. Он, начальник огромного концерна, прокрадывался на свое рабочее место либо задолго до начала рабочего дня, либо намного позже, чтобы не дай бог не столкнуться с Ильиной. Антон попросту боялся. Как мальчишка. Боялся серьезного разговора, боялся, что вся его выдержка полетит к чертям, как только он снова увидит её. Оттого и сходил с ума. Тихо сам с собой. Он не узнавал сам себя, но ничего поделать не мог. Громову казалось, что достаточно пережить этот переломный момент и все станет на круги своя. Он ждал этого момента, как манны небесной, а в итоге… пока из этого всего он мог извлечь единственную пользу – за эту неделю он перелопатил кучу документации на работе, которая накопилась за очень долгое время, и пересмотрел огромную массу фильмов. Да-да, именно фильмов! Начиная новинками проката, заканчивая ставшими уже легендарными. Комедии, боевики, драмы… В ход шло все. За исключением разве что реально нудных сопливых мелодрам.
Глупо, Антон и сам знал это. Но что еще делать по ночам? Оказывается, что если не заводить очередную пассию, и не наведываться в какие-то злачные места, то появляется масса свободного времени, которое необходимо как-то убивать. Особенно по ночам. Не спать же ему, в самом деле? А вот, как оказалось, просмотры фильмов отлично могут скрасить одиночество. Если еще и под бутылочку дорогого коньяка, то вообще шик. Правда спроси кто-нибудь у Громова, о чем были эти фильмы, то вряд ли вспомнил бы даже смутно хоть парочку сюжетов, не говоря уже обо всех.
А сегодня еще и Любовь Марковна с самого утра решила подбросить Антону пищи для размышлений. После того рокового уходя Владиславы, няня больше не появлялась у Громова дома, считая себя смертельно оскорбленной. Честно говоря, это даже радовало Антона. Хотя бы никто не приставал с нравоучениями. Но сегодня, нежданно-негаданно, таки пришла. И застав мужчину в привычном для последнего времени, занятии, а именно в постели с бутылкой, решила своим долгом промыть ему мозги.
Антон мог бы, конечно, выставить няню, дабы не выслушивать всего того, что он и без чужих замечаний знал о себе, но все-таки крохи уважительного отношения к воспитавшей его женщине, не позволили ему так поступить. И не зря. Потому как этим утром Громову довелось узнать много познавательного о прошлом собственной матери. Хоть называть эту женщину матерью язык по-прежнему не поворачивался, но все-таки… Любовь Марковна рассказала такие вещи, что становилось не по себе. Даже стало как-то стыдно за себя. По отношению к собственному поведению с родившей его женщиной… по отношению к матери… По отношению к женщинам в принципе. По отношению к Владиславе?
И хоть пока что он не мог себе позволить так сразу бросится к ним со словами прощения, потому что не был ни в чем уверен, но червячок сомнения, точивший изнутри, не давал теперь еще больше покоя. И что с этим всем делать, Громов понятия не имел. Пойти на откровенный разговор с матерью и, наконец, признать её? Нет, слишком опрометчиво. Слишком сильной была обида Антона на эту женщину, чтобы так в одночасье простить. Одно дело общаться, не признавая в ней никого слишком уж близкого… Хотя и в это время бывали моменты истины и почти кровных уз, родственной связи и сыновней любви. Но это все не то… До сегодняшнего дня, это все не выходило за определенные рамки. И на нечто больше Антон пока что был не готов.
А вот мысли о Владе и о том, что с ней, в большей степени из-за матери, он вел себя неправильно, все сильнее укоренялись в голове мужчины. Но говорить с ней Громову так же не представлялось возможным. О чем? Он понятия не имел, но все-таки…
Черт, это становится похожим на наваждение!
Резко затормозив у центрального входа в офис, Антон, стукнувшись головой о руль, устало прикрыл глаза. Даже здесь, как и в собственном доме, все напоминало о ней! Все до малейшей детали. Все то, что он считал воистину своей территорией, казалось, насквозь пропахло её ароматом…её присутствием…
Вот и сейчас, что он делает тут? Да, пускай хоть сотни раз скажет, что приехал на работу! Сразу же тысячу раз можно с чистой совестью опровергать данную ситуацию. Работа его интересовала в последнюю очередь. Он приехал в это время, чтобы увидеть, что с ней происходит. Довольна ли она тем, что сделала с ним? Что буквально приворожив собой, сбежала из его жизни? Просто взглянуть глаза в глаза…
Недолго думая, Антон выпрыгнул из автомобиля, и поспешно включив сигнализацию, побежал в офис, на ходу кивнув охраннику. Неужели к нему, наконец, вернулась решительность? И он сейчас все решит окончательно? Заставит Владу не отводя взгляда, сказать, что она жалеет о своем уходе, и возможно… Вернуть её обратно? Да, это было бы идеальным выходом. Вернуть не просто Владиславу, а и покой, что она, кажется, решила захватить тем утром с собой…
Но чем ближе становилась цель, тем отчетливее Громов понимал, что показная решительность начинает таять, как горький дым. Будучи в паре шагов от собственной приемной, в голове мелькнула шаьная мысль, что для начала нужно пойти к себе. Выпить. Да, именно так. Выпить для храбрости. Самый верный способ расслабить себя.
Нет, он точно сошел с ума! Пить на работе, пить за рулем… все это не так давно для Антона было нонсенсом. А что сейчас? Сейчас он готов сутки напролет заливаться алкоголем, только бы заглушить никчемное чувство вины и заставить себя не думать об Ильиной. Ну и черт с ним! Если это поможет, то алкоголь станет его основным спутником в жизни!
Глубоко вздохнув, Громов решительно направился в приемную, так и застыв на пороге. Вместе с Леной, у привычного рабочего места той, стояла Влада. Спиной к двери, потому не могла заметить его появления. Потому, судя по всему, как и прежде, о чем-то весело(?) щебетала. Как это так? Выходит, что всю эту неделю когда он себе места не находил, эта девица продолжала радоваться жизни?! Черт возьми, а как же её слезы? Как её просьбы не говорить то, что он говорил? Или она издевается? Да, однозначно она издевается! По-другому и быть не может! Такая же, как и все!
- Антон Павлович, доброе утро! – первой появлении Громова заметила секретарша, и тут же подхватилась со своего места.
Несколько мгновений Антон так и стоял, сощурившись, сверля хмурым взглядом спину Владиславы. Он не мог не заметить, как та вздрогнула от неожиданного приветствия Елены, как мгновенно выпрямила спину, и медленно, словно в замедленной киносьемке, обернулась. Длинные черные волосы, волной метнулись назад...
Господи, как мужчине сейчас хотелось зарыться ладонями в шелковистую копну её волос. Все тело напряглось, а непреодолимое желание завладеть ею прямо здесь, на столе, оказалось до безумия невыносимым. Вот оно недельное воздержание, сказывается на нем опять. Только почему никакая другая девушка не вызывает такого сумасшедшего сексуального влечения? Почему снова только Владислава?
Этот её изучающий взгляд, что за доли секунд прошелся по мужчине с ног до головы, упрямо поджатые губы… Губы… такие манящие и сладкие, которые хочется целовать снова и снова, подчиняя себе. Это элегантное короткое… Черт возьми, до неприличия короткое платье, что словно вторая кожа обтягивало стройную фигурку. И этот пуританский вырез на груди, от которого воображение вырисовывало такие картинки, покруче, чем, если бы она сейчас была полностью раздетой. Хотя, будь она сейчас полностью раздетой, Антон вряд ли смог продержаться столько времени …
На короткие мгновения их взгляды встретились. Что мужчина мог там увидеть? Да ровным счетом ничего. Холодное равнодушие и ледяное спокойствие. Она никогда так на него не смотрела. Даже в первые встречи, когда кричала на каждом углу, что ненавидит. Так, словно и не было меду ними ничего… Словно он для неё действительно ничего не значит.
- Доброе утро! – с силой сжав ладони в кулаки, гневно буркнул Громов, отводя взгляд от Ильиной.
- Доброе, Антон Павлович! – эхом отозвалась Владислава, делая акцент на имени отчестве. Решила поиграть в неприступность? Шефа - подчиненную? Что же, раз так, сама напросилась…
- Может, хватит сплетничать, и займетесь работой? – делая пару поспешных шагов в направлении собственного кабинета, Антон окинул обеих девушек наигранно презрительным взглядом.
- Так мы это… не сплетничаем, - запнувшись, неуверенно стала оправдываться Елена, - Владислава Олеговна принесла отчеты за последние недели, вот я и смотрела, что там и…
- Отчеты говоришь? – мгновенная мысль, как действовать дальше, для Громова решила все, - тогда пускай Владислава Олеговна, - в отместку девушке, он так же нарочито официально отчеканил её имя, - берет свои отчеты, и я жду сейчас же в своем кабинете!
И не желая слушать никаких возражений или отговорок, быстро скрылся в кабинете, громко захлопнув за собой дверью. Поспешно пресекая кабинет, мужчина, вытащив из бара бутылку коньяка, наполнив бокал, залпом осушил тот.
Маленькая чертовка! Неужели она так ничего и не понимает? Неужели в ней не меньше женской глупости, чем в любой другой?
Негромкий стук в дверь, и робкое:
- Вызывали? – заставило Антона вздрогнуть.
- Да, - пытаясь взять свои эмоции под контроль, Громов повернулся к Владиславе окидывая как можно более равнодушным взглядом, - что там у тебя с отчетами?
- По договору с Корецким и открытию филиала в Лондоне, - с достоинством выдерживая на себе прожигающий насквозь взгляд Антона, выдала Ильина, - желаете ознакомиться?
- Желаю, - криво усмехнулся мужчина, мысленно представляя несколько иное, нежели знакомство с отчетами, которые на данный момент интересовали его меньше всего на свете.
- Прошу, - делая пару осторожных шагов к Антону, робко выдохнула Влада, при этом протягивая внушительную папку.
Забирая из рук девушки документы, мужчина на дольше, чем следовало, задержал руку рядом с ладошкой Ильиной, при этом сверля обжигающим взглядом.
- Ну как? Нравится новое место жительства? – не мог при этом удержаться от едкого комментария Антон.
- Не жалуюсь, - отдергивая руку, неуверенно пожала плечами Владислава.
- Великолепно, - передразнил мужчина, - главное нет больше пристающих соседей, которым нужно от тебя только одно. Или есть? – последний вопрос был явно лишним. Но смолчать Громов не смог. Особенно после того, как десятками минутами ранее слышал звонкое и вполне себе довольное щебетание Влады с Леной.
- Вы правы, нет, - раздраженно фыркнула девушка.
Повисла неловкая пауза, во время которой каждый из них определял для себя тактику дальнейшего поведения. Возможность их отношений. Реальность или самообман? Благополучный исход, или обреченность?
Первой опомнилась Влада, осторожно уточнив:
- А Вы? Наверное, хорошо, когда никто не мешает и не достает постоянно с глупыми вопросами? Когда не нужно ничего решать только потому, что теперь снова живешь исключительно в свое удовольствие?
- Действительно, - отводя взгляд куда-то к окну, равнодушно согласился Громов, сунув руки в карманы, - и правда, куда более удобно, когда не стоит беспокоиться о том, что кто-то все время мельтешит перед глазами. А то ведь никакого личного пространства.
Господи, кого он сейчас обманывает? Что городит? Какое может быть личное пространство, когда пустота, что до этого окружала его все время, теперь давит со всех сторон невыносимым грузом? Когда в огромном доме не можешь найти себе места, и не знаешь куда себя деть? И все лишь потому, что вокруг каждый предмет в доме, каждый уголок напоминает о ней… Все и каждую секунду!
- Поздравляю, - громко сглотнув, пробормотала Ильина, попятившись назад, - Хорошо, если все довольны и не осталось никаких взаимных претензий. Это все, что Вы хотели узнать? Или еще чего-то хотите?
Услышав последнюю фразу Влады, мужчина с интересом уставился на неё. Хочет ли он еще чего-то? О, да! Хочет и еще как! Но вряд ли ей сейчас это может понравиться. Хотя… чего это его должно волновать, понравится ей или нет?
Не давая возможности развивать странную мысль дальше, позволяя ей уйти, Антон, неожиданно сгребая в охапку девушку, с силой прижал к себе, впиваясь настойчивым поцелуем.
Как же долго он этого ждал! Вот чего, оказывается, ему не хватало всю эту неделю! Ощущать теплоту её тела. Чувствовать вкус манящих губ. Вдыхать родной аромат…
Сильнее и сильнее прижимая Владиславу к себе, Антон все увереннее углублял поцелуй, пытаясь растопить лед, который по-прежнему сквозил в каждом движении девушки. Но… она так и продолжала равнодушно стоять, даже не вздрогнув. Не реагируя никоим образом ни на крепкие объятия, ни тем более на поцелуи… Не отвечая, но и не вырываясь. Очевидно, дожидаясь пока Антону самому надоест эта холодность. Неужели он стал ей настолько безразличен?
Несколько мгновений мужчина все еще пытался достучаться до её чувственности, сознания… но… Понимая, что сейчас все это бесполезная затея, Громов нехотя отстранился, позволяя Владе высвободится из его объятий.
Прожигающий насквозь взгляд. Одновременно огненный и ледяной… Недовольный и раздраженный.
- Антон Павлович, - уверенно чеканя каждое слово, равнодушно бросила Владислава, - пожалуйста, никогда больше так не делайте!
С этими словами, она, гордо вздернув подбородок, отвернулась и выскочила из кабинета, оставив Антона с недоумением смотреть ей вслед.
И что это вообще сейчас было? Она его продинамила? Идиотка! Думает, что он будет гоняться за ней? Падать на колени! Умолять о прощении! Не тут-то было! Пускай даже не надеется! Он и так попытался сделать первый шаг! Он ведь пытался? Да-да! И никак иначе! И что ей еще нужно?
- Антон Павлович, больше никогда так не делайте! – раздраженно передразнил Громов Владиславу, и, схватив со стола бутылку с коньяком, сделал несколько уверенных глотков, - да и пошла ты к черту, дура! Не тобой единой!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Juliette
Жительфорума
avatar

Сообщения : 414
Активность : 5492
Репутация : 57
Дата регистрации : 2011-10-12
Возраст : 26
Откуда : Украина
Награда : 1-е место в конкурсе


Лист персонажа
Ник: Romantic Lady

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Сб Окт 13, 2012 7:12 pm

Глава 22 (часть 2)


Ему нужно развлечься! Да, однозначно это единственно разумное решение в данной ситуации. Что толку, что он сидел целую неделю дома? Думать пытался! Мыслитель чертов! И ни хрена ведь не надумал! Теперь только хуже от этого. Неужели Ильина думает, что незаменимых нет? Пускай обломается! Любая другая более менее смазливая и опытная девчонка может удовлетворить и унять его гнев не хуже Владиславы! Если не сказать лучше! Что толку от этой Ильиной? Да, она вообще ничего не умеет! Неопытная молоденькая дурочка! Ни более того! Вот поэтому ему так хреново и есть. Да, за последнее время у него ведь не было нормального секса. Только с ней. И судя по всему, она едва ли может удовлетворить мало мальски опытного и взрослого мужика. Поэтому…
Недолго думая, Громов, выскочил из кабинета, на ходу бросив удивленной Елене, что сегодня его больше не будет и беспокоить его звонками тоже не нужно.
Прежде чем добраться до улицы, Антон поймал на себе не один недоуменный взгляд, слыша за спиной очередные глупые перешептывания. Но сейчас ему было плевать. На все и всех. Сейчас его волновало только одно – нужно поскорее забыться. Выбросить из головы Ильину. И в этом ему может помочь только другая женщина. Какая именно - неважно! Только бы быстрее получить долгожданную разрядку и спокойствие.
Поспешно запрыгнув в авто, мужчина со скрежетом тормозов сорвался с места. Еще нет и обеда, поэтому ехать в какой-то клуб или бар бесполезно. Ловить нечего. Искать кого-то на стороне? Нет времени и желания. В какой-то момент он вспомнил о белобрысой дуре, Лизавете, что вечно вешалась ему на шею. Ну и что, что дура? Зато всегда безотказная. Ему ведь не светские беседы с ней вести.
Домчавшись до знакомого дома за десятки минут, Антон поспешно поднялся на нужный этаж. И вот уже со всей силы трезвонил в дверной звонок, ожидая пока откроют. Прошло, наверное, не менее пары минут, или это уже для него время кажется столь долгим, прежде чем дверь медленно отворилась, и на пороге появилась заспанная, в одном лишь тоненьком халате, Лиза.
- Антон? Что ты тут делаешь в такую рань? – зевнув, удивленно пробормотала блондинка, - тебя так давно не было. Я думала, что ты забыл обо мне уже.
- Думала она… - передразнил Громов, уверенно отодвигая с прохода девушку, врываясь в квартиру, - тебе вообще можно не думать! Думаю обычно я! И если не приходил, значит, не нужна была!
- Пупсик, что все это значит? – ошарашенная заявлениями мужчины, замялась Лиза, осторожно прикрыв дверь, - я не понимаю…
- И не нужно понимать! – оборвал Громов. И резко схватив блондинку за запястья, притянул к себе, прижавшись к её губам грубым жестким поцелуем, при этом распахивая тоненький халатик, шаря руками по чужому телу.
Черт, но ни этот поцелуй, ни касания к девушке не вызывали у Антона ровным счетом никаких эмоций. Механичность движений, по привычке, инерции… Просто потому, что обычно так и должно происходить. Но, ни вкус этих губ… таких чужих и не желанных, ни мгновенная реакция и возбуждение Лизы, не действовали на него должным образом. От желания, которое возникало, стоило лишь подумать о Владиславе, не осталось и следа. Что с ним происходит? Почему так? Неужели на самом деле эта чертовка его околдовала? Приворожила, отводя ото всех других?
Нет, он должен продолжить! Заставить себя! Доказать самому себе, что он способен обойтись и без Ильиной!
Сминая грудь Лизы, Антон позволил ей стянуть с себя пиджак и рубашку. После чего она, ловко пробираясь пальчиками к ремню брюк, продолжая яростно целовать. Лишь когда девушка, разорвав поцелуй, стала водить губами по обнаженной груди, спускаясь все ниже, очевидно намереваясь доставить ему удовольствие уже известным способом, мужчину отчего-то передернуло от отвращения к самому себе и этой безотказной блондинке. Черт, что он творит?
Громов резко дернул Лизу за волосы, отстраняя от себя, тем самым не позволяя продолжить ей начатое занятие.
- Что-то не так? – пошатнувшись, выкрикнула Лизавета, - тебе же раньше всегда нравилось!
- Мало ли что мне раньше нравилось! – поморщившись, мужчина резко отбросил девушку на диван, и поспешно застегнув ремень на брюках, схватив с пола рубашку и пиджак, направился к выходу.
- Антон, ты куда? Ты еще вернешься? – пробормотала блондинка.
- Нет, - не оборачиваясь, пожал плечами Громов.
- Но почему? Я что-то сделала не так?
- Дура, ты Лизка, - фыркнул Антон с порога, - нельзя быть такой безотказной! Рано или поздно ты надоешь любому мужику. Потому мой тебе совет – если хочешь каких-то нормальных отношений, гордости, хоть немного себе прибавь.
С этими словами мужчина быстро сбежал вниз, по лестнице, на ходу натягивая рубашку. Вот тебе и развлекся. Только еще хуже стало. Теперь он понимает, что не хочет больше никого, кроме Ильиной. Великолепно! Теперь его жизнь окончательно идет под откос!
В мыслях только Влада, перед глазами тоже она…Никто другой, кроме неё, не вызывает такого неконтролируемого и невыносимого желания. А она… Теперь она не хочет ничего. И самое противное, что виной тому и правда не Ильина. Виной тому он сам. Лишь его упрямство, гордость и врожденный идиотизм мешают сделать хоть что-то. Элементарно признаться, что она ему на само деле нужна. В любых жизненных аспектах.
Хотя… может не все еще потеряно? Говорят ведь, время лечит… Притупляет боль, заставляет забыть. А в его случае это может сделать еще и алкоголь. Довести до беспамятства. Потому как в здравом уме он вряд ли сможет дождаться, когда же время сделает свое дело и искоренит из мыслей Владиславу…
Антон больше не желал думать ни о чем, а точнее ни о ком. Не о ней. Он не помнил, как безумное желание напиться, привело в ближайший бар. Громова даже перестало волновать, что еще нет и обеда. За последнюю неделю у него и так каждое утро начиналось с рюмки коньяка. Вот и сейчас, главное, сбежать от самого себя.
Он смутно помнил, какая по счету рюмка, или все-таки бутылка, коньяка, смогла-таки помутить его разум, избавляя от любой возможности связно соображать. Да и ни важно все это было. Главное, что непроглядная пустота, что образовалась внутри из-за Ильиной, благодаря алкоголю, уже не казалась такой болезненной и никчемной.
В этом баре Громов просидел наверное до глубокого вечера, до того самого момента, когда практически пустынное заведение днем , ни стало наполняться различного рода искателями и искательницами приключений. За этот вечер к нему пыталась клеиться не одна девушка. Не останавливало их даже то, что к тому времени Антон мало что соображал. С парой из них мужчина даже пытался уединиться, надеясь, что свежая кровь, в отличие от Лизы, сможет ему помочь, но… все заканчивалось таким же странным образом, вызывая новую волну отвращения. И когда осознание, что кроме алкоголя ему ничто не может помочь, а эта атмосфера разврата, буквально витающая в воздухе, наскучила Антону, то захватив с собой пару бутылок алкоголя, он попросту ушел отсюда.
В какой-то момент возникло непреодолимое желание завалится к Владиславе, но незнание нового её адреса таки остановило мужчину. Позвонить тоже не удалось, потому, как мобильный странным образом куда-то запропастился. Для того чтобы попытаться разобраться где он может быть, Антон оказался не в состоянии. Вести автомобиль, как оказалось, тоже. Потому пришлось, оставив свою машину на стоянке, поймать такси…
Лишь далеко за полночь за Громовым захлопнулась дверь собственного дома. Затем были долгие полуночные обходы территории, в очередных попытках спрятаться от самого себя. Пара перевернутых шкафов в гостиной с выметанием всего содержимого на пол, и еще одна бутылка коньяка…
На рассвете, Антон, устав от собственных «развлечений», устало опустился на диван. Что делать дальше, он понятия не имел. Первоначальное желание завалится спать, чтобы наверняка не думать ни о чем, было тут же отброшено, когда перед глазами снова всплыл образ Владиславы. Всего несколько дней, но столько воспоминаний… За время, присутствия в его жизни, она успела каждый уголочек пропитать собой. И теперь осознание того, что оказывается до безумия невыносимо жить без неё, накрыло Громова с новой силой…
Сделав еще один машинальный глоток прямо из бутылки, Антон вдруг понял, что ему нужно с кем-то поговорить. Выговорится. Получить, возможно, какой-то совет… да, это было бы идеальным вариантом. Но кому? Самой Владиславе? Нет, звонить ей сейчас он не имеет права. Да и нужно ли это, мужчина пока не особо понимал. Вдруг с ней потому будет куда хуже, чем без неё? Пока что на подобные жертвы и эксперименты он не готов. Кому тогда? Родной матери? Это же смешно! Особенно после того, что узнал от Любови Марковны, ему еще не раз нужно хорошо все осмыслить и понять, почему их жизнь сложилась именно так, а никак иначе. Но думать еще и о прошлом у него попросту не было сейчас сил. Особенно в то время, когда мысли о Владиславе затмевали любые другие проблемы… Друзьям? Черт, да у него за все эти годы, оказывается, так и не появилось друзей. Так, какие-то компаньоны, приятели, с которыми можно было сходить куда-то выпить и подцепить девочек. Но им не расскажешь всего того, что творилось на душе. Таких среди них попросту нет.
Любовь Марковна была права. С таким темпами он скоро всех от себя поразгоняет. Хотя… Внезапная бредовая мысль, приобретая все более явные очертания, засела в голове. Есть у него такой друг. Точнее был, но все же... Только ему он мог рассказать все то, что никогда и никому не говорил. Который мог его понять в любой ситуации. Это Антон не смог в свое время, а Максим всегда мог. Но станет ли он слушать теперь?
Не давая себе времени на раздумья и сомнения, Антон, подхватив домашний телефон, стал поспешно набирать номер некогда лучшего друга.
Длинные гудки одни за одним заставляли Громова с каждой секундой все сильнее сомневаться в правильности своего поступка, но назад дороги не было. Ему действительно нужна сейчас поддержка. Настоящий мужской разговор, который смог бы многое расставить на свои места. Раскаяние. И единственным человеком, который может обеспечить все это вместе взятое является только Авдеев. Если, конечно, захочет…
- Да! Кому там не спится? - после странного шороха, послышался сонный голос на той стороне провода, когда Антон уже и не надеялся на какой-либо ответ.
- Макс… - растирая ладонью лицо, с отчаянием пробормотал Громов. Перед глазами снова и снова возникал образ единственной, такой необходимой ему девушки, - она ушла от меня… понимаешь? Я не знаю, что мне делать…
- Черт… кто она? Это вообще кто? – непонимающе выдохнул Максим, очевидно, все еще не проснувшись, - вы, наверное, ошиблись номером.
- Да ни хрена я не ошибся! Макс, только не клади трубку, прошу тебя! – зажмурившись, поспешно выкрикнул Антон, опасаясь, что Авдеев, сообразив все, попросту отключиться, - Скажи, что мне делать?
- Антон? – оживившись, переспросил в прошлом лучший друг, - это ты что ли?
- Максим, я такой идиот, - вместо ответа, выдохнул Громов, сделав еще один короткий глоток янтарной жидкости, - я не знаю… не понимаю, как мне жить дальше…
- Громов, что тебе нужно от меня? – как-то устало и обреченно уточнил Максим, - ты пьян, что ли?
- Да, я пьян, - фыркнул мужчина, - и знаешь, мне так хреново. Скажи, почему меня все бросают? Почему все сбегают от меня, как от прокаженного? Почему все меня предают?
- Антон, ты не думал, что дело в тебе? – практически сразу послышался самый ожидаемый вопрос.
Не думал! Как же не думал! Думал, и неоднократно. Но разве признаешь это вслух? Но видно, пора уже заканчивать с самообманом… Пора признавать, что и он может быть не прав. Что он сам во многом разрушает свою жизнь. Даже теперь, в который раз…
- Хорошо, что я делаю не так? Почему сначала мать… А теперь даже она, после всего того, что говорила, после обещаний подождать, помочь, просто взяла и ушла?
- Кто она?
- Владислава… именно теперь, когда так нужна мне. Почему, Максим? Сначала мать, а теперь и она… - с трудом связывая слова, в пьяном угаре, продолжал бормотать Громов, - помоги мне… пожалуйста…
Повисла недолгая пауза. До Антона стали доносится какие-то перешептывания с той стороны провода. Да, наверное, сейчас Авдеев отключится, предпочитая забыть об этой нелепой просьбе о помощи. Да и как иначе? После всего, что Громов натворил. Во всяком случае, Антон на месте Макса именно так и поступил бы… Черт, как же Максиму повезло. Ему нет необходимости напиваться сейчас до поросячьего визга, чтобы забыться, просить у кого-то о помощи. А все потому что рядом с ним есть любимая женщина…
- Ты сейчас где? – после небольшой паузы, спокойно уточнил Авдеев.
- Дома, - не понимая, к чему эти вопросы, все-таки признался Громов.
- Хорошо. Сиди там и никуда не уходи, - и прежде чем Антон смог удивится или переспросить, не шутит ли Макс, тот поспешно бросив – я скоро буду, - отключился, оставляя Антону надежду хотя бы на восстановление былой, такой необходимой ему теперь, дружбы…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
AHE4Ka

avatar

Сообщения : 269
Активность : 5237
Репутация : 41
Дата регистрации : 2011-10-30
Возраст : 29
Откуда : Москва
завтра понедельник..НЕ ХОЧУ!
Награда : За развитие форума, 2-е место на конкурсе


Лист персонажа
Ник: девушка в наушниках

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Вс Окт 14, 2012 9:09 pm

ААааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа!
Я в восторге! Юльчик, ты можешь пощекотать нервы! Юля, я тебе не говорила, ТЫ БОГИНЯ!!!

боже мой!Боже мой! *вопли Чингачгуга слышит весь дом!*

Так тебе и надо ЗАСТРАНЕЦ! ТАК тебе, так ТЕБЕ! Влада, ей реально нужен памятник!
"Антон Павлович, никогда больше так не делайте!"- Как же она ещё ему пальцем не погрозила.

Авдеев красавчик! Нет, ну правда Макс молодец! И не послал засранца, и поддержать его хочет!
В общем, я вся на эмоциях! Спасибо за адреналинчик!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Juliette
Жительфорума
avatar

Сообщения : 414
Активность : 5492
Репутация : 57
Дата регистрации : 2011-10-12
Возраст : 26
Откуда : Украина
Награда : 1-е место в конкурсе


Лист персонажа
Ник: Romantic Lady

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Пн Окт 15, 2012 7:34 pm

Ахаха))) Аньчик, ты чудо! Спасибо большое! hfty
Очееень рада, что тебе понравилось!)))
Владе эта выдержка далась с трудом)) А Антон засранец, но он скоро исправит положение)) Не без помощи Макса))) Very Happy
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Juliette
Жительфорума
avatar

Сообщения : 414
Активность : 5492
Репутация : 57
Дата регистрации : 2011-10-12
Возраст : 26
Откуда : Украина
Награда : 1-е место в конкурсе


Лист персонажа
Ник: Romantic Lady

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Пн Окт 15, 2012 7:41 pm

Глава 23 (часть 1)

Безумная ломота, отдающая в каждой клеточке тела, заставила Антона сонно поморщиться. Во рту пересохло, как будто наелся песка, а голова трещала настолько, что страшно было повернуть ею, потому как создавалось впечатление, что она попросту может лопнуть, как воздушный шар. «Веселенькое» состояние. Он явно либо в аду, либо по нему проехалось парочка танков. И даже непонятно, что хуже.
Кое-как перевернувшись на спину, даже не открывая глаз, мужчина снова попытался погрузиться в спасительный сон, в котором не было ни ломоты в теле, ни мучительной головной, и даже душевной боли. А главное не было воспоминаний и образа Владиславы перед глазами. Удовлетворенный уже этой, «незначительной мелочью», Антон блаженно усмехнулся, поудобнее устраиваясь, подкладывая ладони под голову.
Темнота стала потихоньку окутывать хмельное сознание, когда мужчина мысленно благодаря всем богам, стал засыпать. Он даже не понял, в какой миг кромешная тьма стала сменяться ярким светом, а перед глазами, словно из тумана, стал вырисовываться, хрупкий девичий силуэт… Длинные темные волосы, озорная улыбка, проницательный взгляд…
Владислава? Да, Владислава. Такая ранимая, нежная… Такая его…
- Влада… - робко протягивая руки к Ильиной, невнятно пробормотал Антон. А она, то приближалась, то отдалялась… Его Влада…
- Антон… - в ответ, словно за глухой стеной, послышался голос девушки. Еще несколько её шагов, и она будет совсем близко. Рядом. Он сможет обнять её, прижать к груди, поцеловать... – Антон…
- Владуська… Владочка… - словно пробуя на вкус имя, продолжал бормотать Громов.
- Антон, - более уверенный и настойчивый оклик. Совсем рядом.
- Владусенька, - еще сильнее протягивая руки, намереваясь ухватить девушку, - иди ко мне… Владка…
- Антон, - каким-то образом Ильиной удается увильнуть из возможных объятий. Но в то же время она, кажется, еще ближе. Маленькие ладошки у него на плечах. Сначала осторожно поглаживают… Затем как-то неожиданно сильно сжимают. Слишком сильно, как для хрупкой девушки, и… она начинает его резко трясти, выкрикивая все громче и настойчивее, – Антон. Антон! – мгновенно меняя голос, - Антон?! Проснись же ты! Тоха!
Мужской вскрик где-то совсем рядом над ухом, заставил Громова вздрогнуть, и резко, насколько это позволяло его нынешнее состояние, открыть глаза. Перед ним, вместо Влады был… Авдеев? Что, черт возьми, происходит?
- Тоха, спокойно, это всего лишь сон, - тем временем продолжал бормотать Авдеев. Как-то слишком спокойно и уверенно.
И что конкретно сон, скажите на милость? Максим? Или все-таки Владислава?
Поспешно опустив ноги на пол, Антон, упираясь локтями в колени, уткнулся лицом в ладони. Он определенно сходит с ума. Причем так конкретно. Мало того, что мерещится Влада, но это еще ничего. Так теперь еще и Авдеев…
- Максим, что ты тут делаешь? – спустя нескольких минут молчания, все так же не решаясь поднять взгляд на мужчину, уточнил Громов, - чего вообще происходит?
- Вообще-то ты сам попросил меня о помощи, - вполне равнодушно бросил Макс, усаживаясь на диван напротив.
- И чего ты приперся? – мгновенно воззрившись на некогда друга, раздраженно выкрикнул Антон, - позлорадствовать? Утешить самолюбие? Да утешай, сколько тебе влезет! Мне плевать! Хочешь убедиться, что и я могу чувствовать себя плохо?! – подхватившись с дивана, крики Громова становились все отчаяние и раздраженнее, - так смотри, давай, сколько тебе влезет! Радуйся! Мне действительно плохо! Более того, мне хреново! Так хреново, что ты даже представить себе не можешь на сколько! Просто дерьмово! Сейчас в этой жизни меня не радует никто и ничто!
Вдруг замолчав, Антон невидящим взглядом уставился на Авдеева, что, казалось, даже бровью не повел, слушая его гневные восклицания. И перед кем он, спрашивается, распинается? Почему этот идиот Максим так спокойно сидит и таращится на него? Наслаждается незабываемым долгожданным зрелищем? И не поленился же ради такого случая притащиться сюда! Как только свою беременную мымру не приволок!
- Ну и чего ты молчишь? – не удержавшись, настойчиво рыкнул Антон, - нравится наблюдать за тем, как рушиться моя жизнь? Поздравляю тебя! Радуйся! Считай, что ты в числе вип-клиентов, одним из первых и совершенно бесплатно увидел все это! – махнув рукой в сторону разгромленных шкафов, не унимался мужчина, - нравится? Можешь даже на видеокамеру снять, чтобы своей невестушке показать! Для вас это, поди, незабываемое зрелище! Ни с чем несравнимое удовольствие! Считай это моим подарком вам на свадьбу!
- Громов, а ты оказывается, еще больший придурок, чем был раньше, - как бы между прочим, отметил Максим, когда Антон на миг замолчал, - если ты до сих пор не в курсе, то подобные вещи никогда не доставляли мне удовольствия. Даже с твоим участием, уж поверь мне. Я бы даже сказал, особенно с твоим участием.
- Чего тогда приперся? – хватая со стола недопитую бутылку коньяка, фыркнул Громов.
- Честно? – вопросительно подняв бровь, спокойно спросил Максим, и, заметив мелькнувшую на лице Антона заинтересованность, пояснил – я и сам сейчас смотрю на тебя и не понимаю, действительно чего я приперся? Видно, на какое-то мгновение показалось, что ты поумнел, стал рассудительнее, отбросил дурную привычку рубить с плеча, но… Боюсь, что я ошибся, - Авдеев медленно подвелся с дивана, с явным намерением уйти, - И ты еще удивляешься, почему все от тебя сбегают. Разберись в себе для начала, Тох, а потом уже обвиняй других.
- Каким образом, Максим? – сделав небольшой глоток прямо из бутылки, спокойно, без былого раздражения и нервозности, спросил Громов, - что я делаю не так?
- Ты уверен, что хочешь это услышать? – не оборачиваясь, мужчина так и застыл у порога.
- Ну, я ведь, правда, сам тебя позвал, - частично восстанавливая в памяти утренние последствия после бурно проведенной ночи с бутылкой, осторожно отметил Антон, - наверное, не просто так, хоть и был немного не в себе.
- Можно подумать, сейчас ты очень в себе, - обернувшись, фыркнул Макс.
- Ну, я был пьян и не совсем в себе… - продолжал повторять Громов.
- Смею тебя огорчить, - поспешно возвращаясь к Антону, устало пояснил Авдеев, - ты и сейчас не очень-то трезв. И судя по тому количеству бутылок, на которые я наткнулся по пути в одну лишь гостиную, вряд ли в скором времени будешь в себе.
- Блин, Макс, но ты ведь даже не представляешь, что сейчас со мной творится! - словно оправдываясь, выкрикнул мужчина, растрепывая волосы на затылке, - Как бы это смешно или парадоксально не звучало, но я чувствую себя каким-то раздавленным овощем, по которому не просто потоптались, но и для большего эффекта пропустили через мясорубку! Ты хоть знаешь что это такое?
- Тох, поверь, мне знакомо это чувство, как никому другому, - тяжело вздохнув, Максим, выхватив из рук Громова бутылку, и сделал небольшой глоток.
- Пьешь с утра? – недоуменно проследив за действиями Авдеева, не удержался Антон.
- Чтобы хоть как-то поддерживать с тобой нить разговора это единственно верный способ, - уверенно пояснил Авдеев, и, махнув в сторону окна, добавил, - к тому же уже давно как обед.
- То есть? – бросив беглый взгляд в окно, неверяще фыркнул Громов.
- То и есть. Проспал ты полдня. Хотя оно и не удивительно. После такого количества выпитого странно, как ты вообще так долго держался на ногах.
- Черт! – только и смог выдохнуть Антон, устало опускаясь обратно на диван, растирая лицо ладонями.
Растерянность и недоумение. Единственное, во что сейчас превратились все чувства и мысли Громова. С одной стороны, он привык, что какие-то ни было признания ошибок не для него. Всегда уверенный в себе Громов не может ошибаться, не может допускать оплошностей, соответственно он всегда прав. Разве не так? Сейчас он понимал, что не так. Далеко не так. Сейчас тысячу раз прав Максим – он сам, Антон, и больше никто другой не виноват в том, что сейчас происходит. Он сам довел себя до безысходности. Более того, он довел до этой безысходности всех, кто так или иначе близок ему…
- Макс, давай откровенно, - первым нарушил затянувшееся молчание Антон, взглянув на Авдеева, что сложив руки на груди, с высоты своего роста безразлично наблюдал за ним, - я ведь придурок. Более того, скотина, которых свет не видал. Я постоянно пытался тебе насолить все эти годы. Более того, я пытался изнасиловать твою девушку. Так почему ты здесь? Почему вместо того, чтобы просто начистить мне рожу, ты стоишь и пытаешься донести до моего разума какие-то светлые мысли? Неужели ты думаешь, что подобный мне, имеет право на какие-то оправдания и даже прощение? Скажи, только честно! Кого ты видишь перед собой?
В словах Громова не было ни капли издевательства или насмешки. Скорее искренне недоумение. Ему действительно важно было понять такую простую истину – почему? По-настоящему жизненно. Так, будто от этого может зависеть вся его дальнейшая жизнь.
Он ведь реально может после этой ночи раздумий, может после количества выпитого, а может из-за ухода Влады... Но он, правда, окончательно понял и принял тот факт, что все это время он жил неправильно, и поступки тоже во многом были неправильными. Нет, он и раньше знал все это, но как-то не брал близко к сердцу, не пытался разобраться, почему так, и стоит ли вообще чего-то менять. Раньше его попросту все устраивало. Устраивало, что все его ненавидят. А кто не испытывает ненависть, боится. Так было намного проще и лучше. Не было не перед кем обязательств. Жизнь в свое удовольствие, так как хочется и нравится, не боясь, что скажут другие хотя бы потому, что мнение других его никогда ранее не интересовало. Так что изменилось теперь? Зачем, он сейчас пытается разговорить Максима, который к тому же не совсем понятно по какой причине здесь? Что хочет услышать? Что не все его могут ненавидеть? Что хотя бы некогда лучший друг может его простить? После всего того, что было… Глупо надеяться и ждать чего-то подобного. Но, тем не менее, Авдеев здесь. И призрачная надежда и осознание, что Макс не из тех людей, кто придет насмехаться, не оставляла…
- Радует, что ты хотя бы все это понимаешь и признаешь… - не зная, что и ответить на подобное заявление, выдохнул Авдеев, снова усаживаясь напротив, - Антон, я ведь не Бог и не судья, чтобы вот так в одночасье выносить тебе приговор или оправдывать. И даже то, что было между нами, не дает мне на это права. Просто, знаешь, если уж так отбросить прошлое, то сейчас я вижу перед собой просто запутавшегося в себе и от этого страдающего человека, - на какой-то миг во взгляде Антона вспыхнула былая злость, а ладони непроизвольно сжались в кулаки. Максим не мог этого не заметить, и поспешил оборвать возможные возмущения – и вот только не нужно сейчас из-за этого злиться! Ты сам попросил, чтобы я высказал свое мнение, поэтому ты сейчас будешь слушать, не перебивая до тех пор, пока я не выскажусь.
- Макс, давай только без этого сейчас, - поморщившись, Громов потянулся за бутылкой.
- Нет, Антон, - с нажимом бросил Авдеев, отодвигая полупустую бутылку коньяка в сторону, - давай без этого. Если ты думаешь, что я сорвался сюда ни свет, ни заря, потом ждал твоего пробуждения полдня только ради того, чтобы набраться, то ты очень сильно ошибаешься. Мне и без этого, - кивок на бутылку, - живется неплохо. Поэтому подобные эксперименты будут совершаться в случае крайней необходимости.
- Понял, не дурак, - ухмыльнувшись, протянул Антон, сверля оценивающим взглядом Максима, - Кажись, кое-кто у нас стал подкаблучником. Боишься, что Нинка унюхает и выгонит спать в прихожую? Не переживай, с ней уж как-то договоримся потом.
- Громов, мы, кажется, здесь собрались не для того, чтобы обсуждать мою личную жизнь! – уверенно отрезал Авдеев, скрипнув зубами.
- Конечно-конечно, - поднимая руки вверх, уверенно закивал головой Антон, - мы здесь собрались, чтобы обсуждать мою личную жизнь. Так что, прости, замолкаю.
- Антон, вот скажи, почему ты постоянно ведешь себя, как клоун? – простой вопрос, правильного ответа на который Громов дать не мог. Разве что…
- А знаешь, Макс, так проще, - ни капли, не кривя душой, признался мужчина.
- В чем проще? Вести, себя, как последняя сволочь? Причинять с улыбкой боль всем, хоть малость близким и небезразличным к тебе, людям? Чтобы потом вот так вот и самому сидеть в одиночестве и заглушать боль спиртным? Это ты считаешь легче? – взорвался Максим, и нервно хлопнув рукой по столу, схватил недопитую бутылку, делая несколько машинальных глотков.
- Авдеев, ты ведь ни хрена не знаешь! – подскочив, фыркнул Антон, - когда в один миг узнаешь, что долгое время жил во лжи, что все поголовно тебя обманывали, ты перестаешь доверять! Просто в какой-то миг исчерпываешь этот лимит доверия! И вести себя, как ты говоришь, как клоун, в данном случае единственный, возможно и не самый удачный, но, по крайней мере, наименее болезненный выход!
- Черт возьми, Антон! – следом поднявшись, выкрикнул Макс, - Да ты хоть понимаешь, какой это идиотизм из-за одной нелепой ситуации, из-за той дуры, Катерины, с которой у меня ко всему прочему, если ты так до сих пор и не понял, ничего не было, вести себя подобным образом!
- Да причем здесь вообще Катерина? Я не собираюсь сейчас об этом разговаривать!
- Нет, Антон, сначала ты меня выслушаешь! – настойчиво перебил Авдеев, - И пускай, на этом разговоре я должен был настоять еще лет десять назад, сейчас это все-таки случится! Хочешь ты или нет! Ты и так слишком много всего натворил за это время!
Вместо ответа, Громов, очевидно, смирившись с таким положением вещей, недовольно отвернулся и направился к бару за очередной бутылкой, на что Максим продолжил:
- Во-первых, я сотни тысяч раз говорил тебе, и готов снова повторить – с Катериной ни до, ни после, у меня ничего не было, и быть не могло! – в ответ лишь очередная ухмылка и залпом выпитая рюмка коньяка, - Во-вторых, - с нажимом настаивал Авдеев, - Блин, Громов, да ты хоть понимаешь, что та ситуация выеденного яйца не стоит?! Столько лет вражды и размолвок! И из-за чего? Да я готов поспорить, что ты о ней забыл в ближайший месяц! Так зачем вся эта месть? Попытки раскопать самое неприятное из прошлого моей семьи? Чтобы унизить меня и растоптать? Попытки лишить меня всего, вплоть до единственного любимого человека? Ты однажды сказал, что таким образом я расплачиваюсь за былые победы. Только не кажется ли тебе, что цена слишком высока? Что не стоит оно всего того. Я ведь сейчас не только за себя говорю. Ты о себе вообще подумал? Сомневаюсь, что эта месть хоть малость принесла тебе утешение.
Стоя спиной к Авдееву, Антон, крепко сжав в руках бутылку, зажмурился. Слова друга… бывшего? Нет, не бывшего. Настоящего. Друзей бывших не бывает. Они либо настоящие и навсегда, либо фальшивые двуличные личности, эпизодами мелькавшие в жизни. Они готовы лгать в глаза, возвышая тебя до пьедестала, отмечая твои только положительные качества. С такими легче дружить. До поры, до времени. До тех самых пор, пока этот человек не выучит тебя настолько, чтобы нанести сокрушительный удар в спину, не опасаясь отражения удара. А потом… он или уходит из твоей жизни навсегда, предварительно обвинив во всех грехах, или продолжает вести себя, как ни в чем не бывало, утверждая, что все делалось тебе во благо… А настоящий друг никогда не предаст. Он скорее выскажет в глаза все, что думает, без пресмыканий и лукавств. Да, режущую в глаза правду всегда сложнее выслушать и принять. Отсюда все обиды и ссоры… Вот только в трудную минуту именно он придет на помощь, не оставив, в отличие от фальшивого, наедине со своими переживаниями. Да, отругает и неоднократно назовет всеми нелестными словами, но… так или иначе попытается помочь. Не смотря ни на что.
И теперь Громов с настоятельной уверенностью, с высоты своей жизненной позиции и опыта, мог сразу сказать, кто есть кто. И Максима без каких-либо предисловий, можно смело причислять к настоящим друзьям. И плевать на долгие годы размолвок и препирательств. Именно Авдеев пришел в тот момент, когда Антону плохо. Именно Авдеев пытается ему чего-то доказать и указать на ошибки. Помочь разобраться в себе и… возможно повернуть на путь истинный. Только есть ли еще шанс это сделать? Возможно ли вернуть к себе доверие других и получить прощение… У Максима еще быть может, а вот у остальных… Хотя, главное ведь быть честным…
- Да не в Катьке было дело. Не в Катьке, - обернувшись, равнодушно признался Антон, - знаешь Макс, когда тебе с самого детства родители ставят в пример младшего лучшего друга, то после попыток отразить нападки, рано или поздно вырабатывается рефлекс. Когда тебе то и дело говорят, какой Максимка хороший и замечательный мальчик, и в учебе лучший и родителей слушается и любит, в отличие от тебя, Антошенька, - передразнивая, фыркнул Громов, - И так повторяется изо дня в день. Из года в год. То начинаешь присматриваться к Максимке, что же в нем есть такого распрекрасного, чего нет у меня. Поначалу еще надеешься чего-то понять, а вдруг и правда. Определенное время пытаешься соответствовать представлениям родителей об идеальном сыне. Из-за этого начинаешь забывать о собственных желаниях, только бы угодить им, услышать хоть какую-то похвалу, вместо очередных упреков. А потом… ты в один прекрасный момент попросту узнаешь, что твои родители вовсе и не родители тебе. И тут ты понимаешь, что проблема далеко не в тебе, и в пример тебе ставят идеального Максимку совсем не потому, что он такой уж идеальный. А просто потому, что боятся плохой наследственности. Понимаешь? Они боялись, что я пущусь во все тяжкие! Пойду по стопам матери! Биологической, настоящей матери! Понимаешь, Максим?
Последние слова Антон выкрикнул с особым отчаянием и болью. Он еще никому и никогда, кроме так называемых родственников, не говорил о том, что вся его жизнь с самого рождения была фарсом, а родители и вовсе были не настоящими. И не смотря на то, что именно эти люди его воспитали, для них Антон всегда был лишь поводом для переживаний. Головной болью, за которой нужен глаз да глаз, чтобы не дай Бог не вышли наружу, так называемые «неблагополучные» гены, и не было еще одного повода для позора, как любила говорить Лариса.
Максим был первым и единственным, кому когда-то Громов хотел рассказать обо всем. И так получилось, что он и, правда стал этим единственным человеком, кому Антон с такой легкостью, пускай и в порыве отчаяния и злости, смог доверить наибольшую тайну собственной семьи. И судя по изменившемуся в лице Авдееву, тот ожидал чего угодно, только не такого.
Около минуты, Макс так и стоял, всматриваясь в лицо Антона, словно пытаясь разобраться для себя, правда ли это, не врет ли. Но абсолютная серьезность Громова и безумная боль, что отражалась в каждом движении и взгляде, давали понять, насколько он сейчас честен. На автомате глотнув из бутылки, Максим растерянно пробормотал:
- Тох, ты сейчас вообще понял, что ты только что сказал?
Грустно усмехнувшись, Громов, поспешно достал наугад из бара полную бутылку… виски вроде? Антон никогда особо не любил виски. Наверное, в противоречие Максиму. Глупость на самом деле. Хотя, черт с ним. Какая разница, что пить. Главное, чтобы градус покрепче. И вытащив следом бокалы, спокойно вернулся обратно к Максиму. И не говоря ни слова, плюхнулся на диван, открывая бутылку. Лишь когда оба бокала были наполнены, мужчина один подтолкнув в сторону к Авдееву, грустно признался:
- Понял, Макс. Понял. Оказывается, не только в твоей семье было не все так гладко, как виделось для окружающих.
- Погоди, Антон. Я не совсем понимаю… - присев рядом, растерянно допрашивался Авдеев, - ты хочешь сказать, что Павел Борисович и Лариса…
- Да, да! – резко перебил мужчина, - они не мои родители!
- Но как? И давно ты узнал?– посыпал вопросами Макс.
- Давно, - осушив бокал, фыркнул Громов, поморщившись, - лет в семнадцать, кажется.
- И кто же твои настоящие родители? Тебя они оставили, или что? – нервно сглотнув, осторожно предположил Авдеев.
- А знаешь, это уже не так и важно. Хотя… - отвернувшись к окну, Антон на мгновение задумался, - это важно. Даже очень важно, но…
Говорить еще и о том, кто его настоящие родители, Громов не хотел. Не сейчас. Ему и так было слишком тяжело признаться в этом. Хотя, глупо отрицать, что сказав о проблеме вслух, внутренне стало даже как-то легче. Будто гора с плеч. Такое странное состояние, когда долгие годы хранишь все в себе, а потом вдруг устаешь от этого и хочется с кем-то поделиться. А поделившись, наступает, словно просветление разума и эмоций. Оказываться, так хорошо, когда кто-то не просто может выслушать, но и попытаться понять. Уж кому, как не Максиму с его проблемами с отчимом, не понять его…
- Можешь больше не говорить ничего, - с пониманием выдохнул Авдеев, и залпом выпил содержимое своего бокала, - уж я-то знаю, каково это, когда понимаешь, что тебя обманывали долгие годы самые близкие люди. И это… больно.
- А зная, что для так называемых родителей, ты был в большей степени за комнатную зверушку, которую нужно было воспитать в строгости и послушании, чтобы никуда не вляпался, своего рода подопытным кроликом на наличие «неблагополучных» генов, еще больнее, - прикрыв глаза, признался Антон, - тебя, по крайней мере, родители любили искренне.
- Если не брать в счет тот факт, что отчим спал с моей тогдашней девушкой, то да – любили, - не удержавшись, фыркнул Авдеев.
- Макс, ну ты ведь прекрасно понимаешь, о чем я, - наливая еще, настойчиво пробормотал Громов.
- Понимаю. Единственное не совсем понимаю, причем здесь я, - опомнившись, переспросил Максим, - если, как ты говоришь, узнал об этом пятнадцать лет назад. Или все-таки ревность к Катерине имела место быть?
- Максим, какая к черту Катерина! – с силой стукнув кулаком по столу, выкрикнул Антон, - да, смазливая, симпатичная, и в свое время я хотел её в постель, но... Она была лишь поводом, понимаешь?
- Не совсем, - честно признался мужчина.
- Когда я узнал о том, что родители мне не родители, я не мог тебе ничего рассказать. Ты был еще мелким, многое не понял бы. Да и на тот момент меня убедили, что такие вещи лучше не выносить из дома, - поспешно пояснил Громов, - На тот момент, как ты помнишь, мы были в Киеве, но в аккурат после этого снова вернулись в Прагу. Затем, когда я готов был с кем-то поделится, тебя не было рядом, да и не общались мы с тобой особо. А когда ты вернулся обратно в Прагу поступать, было как-то не до этого. Но… знаешь, в тот день мы с Ларисой крупно поссорились, и держать все в себе я попросту не мог. Мне нужно было поговорить с другом. В универе была та дурацкая вечеринка. Я пытался тебе дозвониться, чтобы где-то пересечься, но ты почему-то не отвечал. Чуть позже мне пришло сообщение, что ты ждешь меня в общежитии. Состояние было еще то, поэтому разбираться, что ты там делаешь, не горел особым желанием. В общем, я пришел в указанное место, а дальше… ты знаешь и сам.
- Погоди-погоди… - нахмурившись, Максим пытался переварить услышанную информацию, после чего вдруг резко подхватился, и взмахнув руками, закричал – Громов, да ты хоть понимаешь, какой ты придурок?! Ты вообще хоть думал своей башкой в тот момент? Да если бы я хотел иметь что-то общее с Катериной, то уж поверь, смог бы сделать так, чтобы ты и не узнал о нашей связи! А так, по твоему мнению, выходит, что я сам тебя и позвал туда? Ты хоть пытался подумать, для чего? Или решил, что я груповуху решил устроить? Ну, ты Громов и идиот!
- Может, хватит уже повторять это? Можно подумать, что я и сам не знаю, - спокойно выдал мужчина, - но поставь себя на мое место. Как бы ты поступил? Ты идешь поговорить по душам с другом, раскрыть все свои тайны, а вместо этого застаешь его с девушкой, которая вроде как нравилась. Разбираться хоть в чем-то на тот момент вряд ли представлялось возможным. Добавь сюда те же познания о собственной семье и постоянные сравнения с идеальным тобой, который, наконец, тогда предстал в не лучшем свете. По-моему отличная почва для того, чтобы воочию доказать то, что я не хуже. Считай, что проявилось банальное соперничество.
- Но я ведь и не собирался с тобой соперничать! – фыркнул Авдеев, - неужели тогда так трудно было выслушать?
- Максим, после одного серьезного предательства, в следующий раз малейший намек на него, расцениваешь, как трагедию века. Тут уже дело принципа. Доверие после такого кажется таким нереальным.
- И все равно у меня в голове не укладывается… Ладно, раз не поверил, разругались и черт со всем этим. Зачем мстить годами?
- Это не месть, Макс, - отрицательно качнул головой Громов, поднимаясь, - скорее желание всем доказать, что я чего-то могу. Глупая привычка с детства. Доказывать родителям, что я лучше. Ты думаешь, зачем мне все это? – подойдя к окну, махнул рукой в сторону озера, - зачем мне огромный издательский концерн, от которого одна головная боль? Да мне бы по горло хватило небольшого издательства, как у тебя. Но… амбиции и желание утереть нос тебе, доказать им, что я лучше, были сильнее меня.
- Допустим, доказал. Дальше-то что?
- Честно? Понятия не имею. Раньше зарабатывать влияние и власть в бизнесе мне доставляло удовольствие. С помощью этого делать тебе мелкие пакости, и нарушать размеренный рабочий ритм. До определенного момента. Если быть точным то до той поры, когда я увязался в ту историю с Викторией, что поведала мне массу любопытных фактов из твоей биографии. И знаешь, узнать о твоей семье такие грязные подробности было своего рода, бальзамом на душу. Осознание, что не только у меня все так хреново с родственниками, своего рода окрыляло.
- Какой же ты циник, Антон, - не зная, то ли радоваться, то ли плакать от подобных откровений Громова, Макс снова потянулся к бутылке. С одной стороны, он так давно ждал подобного разговора по душам, но… вряд ли он мог даже и представить всех масштабов трагедии.
- Я и не отрицаю, - уставившись невидящим взглядом вдаль, Антон, пожалуй, впервые так откровенно и честно признавал свои недостатки и оплошности. Но скрывать и бежать от самого себя, смысла больше нет. Пора что-то менять. И начинать нужно именно из себя. Признание собственных поражений в этом смысле уже огромный шаг вперед, - только знаешь, когда я осознал, что в некоторой степени мы братья по несчастью, то я понял, что хочу вернуть нашу дружбу, - обернувшись, Громов заметил, как в который раз за сегодня, Макс изменился в лице. Однозначно не ожидал такого.
- И ради этого, ты просто решил увести у меня Нину? – язвительно заметил Авдеев.
- Считай, началось все из спортивного интереса. Согласись, не каждый раз представляется возможность разом отхватить такую красотку и тем самым утереть нос другу.
- А тот факт, что она не хотела этого, тебя как обычно, мало волновал?
- Мне казалось, что до определенного момента все они ломаются. А в итоге все равно выбирают тех, у кого больше денег.
- Железная логика. И поэтому ты полез её насиловать? – не удержавшись от вопроса, который волновал практически с самого начала этого разговора, выкрикнул Макс.
- Ты, правда, думаешь, что я пошел бы на это? – быстро преодолевая расстояние к столику, Антон, схватив бутылку, нервно налил себе в стакан, и лишь опустошив его, прорычал, - да ничего бы этого не было! Не изнасиловал бы я её! Не маньяк, в конце концов! Да, сначала попытался её растормошить…Но только для того, чтобы доказать в первую очередь себе, а потом тебе, что все бабы одинаковые! Что от нас им нужны лишь деньги, и тот, у кого их больше, и герой и идеал! А не так, как с детства – Максимка молодец, а меня даже любить бескорыстно нельзя! А когда понял, что она не собирается отвечать взаимностью… Да не явись ты тогда, отправилась бы твоя Нина домой в целости и сохранности. Уж порванную кофточку как-то пережила бы…
- Боже, Антон… какой же ты… - отчаянно пробормотал Макс, хватаясь за голову и взъерошивая волосы на затылке, - ты же собственноручно все разрушаешь.
-Ты думаешь, я не понимаю? Понимаю, я все прекрасно! Даже то, что не все бабы продажные стервы, - выпитый алкоголь далеко не на самую трезвую голову, снова помутил Антону сознание, что медленно, но уверено, возвращало к самым наболевшим темам, и он на нетрезвых ногах, плюхнувшись на диван, признался - и знаешь, это ведь самое хреновое! Потому что я прекрасно понимаю, что мои деньги и власть не помогут её вернуть.
- Кого? – непонимающе уточнил Максим, с трудом поспевая за переменчивостью хода мыслей Громова.
- Ильину, черт бы её побрал! – раздраженно, от безысходности ситуации, выплюнул Антон.
- Это та самая Владислава что ли? – опускаясь рядом, переспросил Авдеев.
- Ага. А главное, понимаешь, в чем проблема, я ведь и без неё справился бы. Жил ведь как-то столько лет без неё и ничего жив здоров. Но такое впечатление, что она какая-то ведьма. Ушла и мне все время теперь так хреново. Я спать без неё не могу, есть без неё не могу! И она все время в мыслях и все тут, - опять протягивая бокал Максиму, оправдывался Антон, - как будто баб других нет! Вот, к примеру, вчера, пошел к одной своей, и ты представляешь, я не смог! Это же надо такому случиться! Вместо того чтобы заняться с кем-то сексом и выбить эту дуру из головы, я просто не смог этого сделать! А она главное ведет себя, как ни в чем не бывало. Ходит вся такая по офису, неприступная. Тьфу ты! А сама напялила платье, которое ни хрена не прикрывает, крутит перед всеми задом и радуется!
- Тох, ты сейчас это серьезно? – растирая виски, пытаясь таким образом справиться с резкой головной болью, удивился Максим.
- А я так похож сейчас на юмориста? – раздраженно прикрикнул Антон. Он, конечно, рассказал Авдееву о прошлом, раскаялся вроде как в своих поступках, но удивление и некая презрительность друга на заявление о Владиславе немного начинало выводить из себя. Будто ему не может нравиться до такой степени девушка! Хотя… для него ведь самого странно говорить о подобных вещах, что уж говорить о ком-то.
- Нет, ну я просто пытаюсь разобраться в ситуации. Вы же вроде неделю назад были вместе? – задумчиво пробормотал Максим.
- Вот, кстати, благодаря тебе и твоей Ниночке, она ушла! – скрипнул зубами Громов, глотнув немного алкоголя.
- Не понял, - удивленно вздернул бровью мужчина, повернувшись к Антону.
- Я тоже не понял, чего там твоя женщина наговорила Владе, но ей вдруг приспичило после этого меня доставать всякого рода дурацкими вопросами! – недовольно отметил Громов. Он уже и сам не понимал, кого винить в произошедшем. И ведь, вероятнее всего, Нина вряд ли была виновницей затеянного Владой разговора. В большей степени он сам был виноват во всем. Вот только признавать свою вину Антон был еще не готов. Он сегодня и так слишком разоткровенничался…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Juliette
Жительфорума
avatar

Сообщения : 414
Активность : 5492
Репутация : 57
Дата регистрации : 2011-10-12
Возраст : 26
Откуда : Украина
Награда : 1-е место в конкурсе


Лист персонажа
Ник: Romantic Lady

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Пн Окт 15, 2012 7:48 pm

Глава 23 (часть 2)

- Например?
- Антон, реши, кто я для тебя? – передразнил Громов Владиславу, нахмурившись, - я не могу так дальше! Ты все от меня постоянно скрываешь, не доверяешь… Блин, как будто я какой-то сопливый пацан, чтобы меня можно было разводить на подобные признания!
- А ты чего? – не сводя взгляда с друга, не унимался Макс.
- А чего я? Ну что я ей скажу? Я и сам не знаю, кто она для меня. Она мне нравится. Этого отрицать не буду, - всматриваясь в бокал с янтарной жидкостью, словно там можно было найти подсказку, задумчиво признался Антона, - С ней весело не только в постели, но и в целом. Она единственная женщина, с которой можно говорить на любые темы, не боясь быть высмеянным. С которой можно быть самим собой, зная, что она максимум побурчит, но не осудит и все поймет. Все. Больше я ничего не знаю.
- Надеюсь, ты ей так и сказал?
- Не совсем. Просто предложил сейчас не думать об этом и жать настоящим. Естественно, она отказалась. Ну и я… - замолчав на полуслове, Антон с грохотом поставил бокал на стол, прикрывая лицо руками. Воспоминания о своем свинском поведении с Ильиной, оказывается, вызывали не самые приятные чувства.
- И ты…? – заранее зная ответ на этот вопрос по одной лишь реакции Громова, не удержался Авдеев.
- Немного вспылил, наговорил глупостей, - в общих чертах, нехотя, обрисовал ситуацию мужчина, - Она, судя по всему, обиделась. Точнее я думал так до тех пор, пока не встретил её вчера в офисе, всю такую довольную и равнодушную. Значит, я тут мучаюсь из-за своей нетерпимости к другим и поспешности, а она там развлекается и радуется жизни!
- О, да мы ревнуем?
- Вот еще! Делать мне больше нечего!
- Ревнуем, я говорю! – настаивал Максим. Притом, что в его голосе звучала такая уверенность, что Громов и сам готов был поверить, что может кого-то ревновать. Точнее не кого-то, а именно Владу… И осознание этого было таким странным.
- Нет! – сказал, как отрезал. В конце концов, даже если он и ревнует, об этом ведь не так и обязательно говорить вслух.
- Тох, будь мужиком! – знает гад на что давить! Чуть что, сразу – будь мужиком! Вот вечно этот Авдеев так!
- Да, ревную! К тебе, кстати, тоже! – выпалил гневно Антон, прежде, чем сообразил, что последние признание было явно лишним.
- Ко мне? С какой такой радости я удостоился такой чести? – непонимающе уточнил Максим, застыв на полпути с бокалом виски.
- Ты для нее, видишь ли, красивый мужик! – недовольно поморщившись, отводя взгляд, признался Громов.
- Неожиданно, но приятно! – с наигранным удовольствием, загадочно протянул Авдеев, - я всегда знал, что нравлюсь женщинам.
- Максим!
- Шучу! – сообразив, что в данном случае шутки с Антоном плохи, и он даже подобные заявления воспринимает в штыки, поспешил оправдаться мужчина, - У меня свадьба через неделю, если ты не забыл.
Повисла неловкая пауза. Максим, очевидно, ждал какой-то реакции со стороны Громова, но тот даже не знал, что ответить. Он только сейчас стал понимать, как был не прав. Авдеев мало того, что приехал к нему в трудную минуту, так еще и сидит здесь выслушивает его сумбурные эмоциональные признания. А сам Антон даже не удостоился извиниться, за то, что вел себя, как скотина и готов был при малейшей возможности унизить и морально растоптать друга…
- Макс? – спустя пару минут молчания, нерешительно протянул Громов.
- Что? – без каких либо эмоций, уточнил Авдеев, прокручивая в руках пустой бокал.
- Ты это… - нервно сглотнув, замялся Антон. Оказывается, не так-то просто признавать свои ошибки. А уж тем более просить прощение, - прости меня. За все.
- Да ладно тебе, - попытался отмахнуться мужчина.
- Макс, я серьезно ведь.
- Антон, кто старое помянет, - протягивая руку для рукопожатия, уверенно отметил Авдеев, усмехнувшись, - тому… сам понимаешь, что.
- А Нина? – бросая нерешительный взгляд на протянутую руку, не удержался от вопроса Громов.
- А что Нина?
Только дурак мог не понять, что имел в виду Антон. Или тот, кто и правда искренне настроен на примирение. В этот момент Громов и сам не знал к кому причислять Макса. Будучи на его месте, он вряд ли смог бы простить подобное по отношению к собственной девушке. И плевать на любые оправдания, типа – я не собирался никого насиловать, а только припугнуть. Не говоря уже об остальном…
- Сомневаюсь, что она будет в восторге от этого, - заметил Громов.
- Должен тебя огорчить, в то время, когда ты сегодня звонил, Нина была под боком и все слышала, - все так же продолжая держать протянутую руку, в ожидании ответа, отметил Максим, - Более того, именно ей ты должен благодарить за то, что я все-таки приехал. Думаю, что ты прекрасно понимаешь, что если бы она запретила, то… - на такое заявление Антон расплылся в ехидной усмешке, на что Авдеев уверенно оборвал любые замечания - И можешь называть это как хочешь! Хоть подкаблучник, хоть мямля. Ради неё и малыша я пойду на все. И я почему-то уверен, что не далек тот час, когда ты и сам поймешь, о чем я.
Оставив слова друга без ответа, Антон несколько мгновений продолжал смотреть на протянутую руку, прежде чем нерешительно заставил себя ответить тем же, и скрепить примирение крепким мужским рукопожатием. И как же все-таки чертовски приятно было осознавать, что былая дружба не угасла и по прошествии многих лет и разных, не самых приятных событий. Максим простил его. Более того, он поддержал и принял Антона со всеми его тараканами. Единственный и настоящий друг. Единственный кому можно доверится, не боясь быть высмеянным…
- Максим, знаешь, а я тебе сейчас даже завидую, - после очередного выпитого в немом молчании бокала виски, честно признался Антон, - любимая женщина, дети на подходе. Наверное, хорошо чувствовать, что есть кто-то, кому ты действительно нужен.
- Да. Знаешь, это действительно самое большое счастье. Любить и знать, что тебя тоже любят. Притом не за что-то, а просто так, потому что по-другому нельзя, - задумавшись, признался Авдеев, - А что тебе мешает самому завести семью? Родить ребенка?
- Да ты что! – расширив от ужаса глаза, наигранно возмутился Громов. Он и сам уже стал задумываться о подобном, но… Казалось, что признайся он кому-то еще, то это будет последней каплей, когда отступления назад уже не будет, - Я не создан для семьи!
- А Влада?
- А что Влада?
- Ну, ты же любишь её? – с нажимом уточнил Максим, пытаясь поймать в выражении лица Антона что-то, что могло бы подтвердить догадки. Хотя и так давно уже было все ясно. Но упрямому Антону ведь нужны явные факты и подтверждения.
- Ты в своем уме? Кто тебе сказал подобное?
- Вообще-то не я тут десятки минут ранее с отчаянием рассказывал, как хреново жить без неё.
- Ну да. Без неё мне плохо и я сам не свой, - неуверенно признался Антон, быстро оправдываясь – Только это ведь еще не значит, что я её люблю!
- Тох, давай уже будь честен хоть сам перед собой. Ты о ней думаешь? Думаешь. Бабы другие тебя не интересуют? Не интересуют. Опять же из-за кого ты тут так нажрался? Явно, что не из-за меня, - стал приводить веские доводы Максим, - поверь, я знаю, что говорю, и к чему в итоге это приводит. Так что, дружище, хватит маяться фигней. Признавай уже, наконец, свои чувства и делай чего-то для возвращения Влады. Или ты думаешь, она сама к тебе прибежит?
- Ничего я не думаю, - откинувшись к спинке дивана, Антон, невидящим взглядом уставился в потолок, - знаю и сам, что она не вернется сама. Особенно на моих условиях.
- Слушай, Тох, чего ты зациклился на своих условиях? Нужны ли тебе самому эти условия? – прикрикнул Авдеев, - ты так говоришь, будто собираешься до пенсии прыгать из койки в койку в поисках нового идеала! Может, хватит уже? Не пора ли остепенится?
- А вдруг после неё будет кто-то более подходящий? – все еще не решаясь признать свое поражение перед Владисдавой, изрек Громов.
- Нет, Антон, ты точно идиот! – хлопнув себя по лбу, воскликнул Максим, - мы ведь кажется, только что пришли к выводу, что ты её любишь и…
- Ни к чему мы не пришли, - попытался возразить мужчина.
- Заткнись! Мне лучше знать! – уверенно перебил Авдеев, - так вот, ты её любишь. Она тебя, судя по всему, тоже. Потому как, прости Антон, но любая нормальная девушка по своей воле, не будет так долго терпеть твои заскоки. Особенно зная подробности некоторых эпизодов из твоей жизни. Только до безумия влюбленная, - решив благоразумно умолчать о признании Ильиной, что было сделано Нине, Максим привел не менее веские аргументы в пользу девушки.
- Даже если и так, после всего, что я ей наговорил, она меня на пушечный выстрел к себе не подпустит. Уж я-то знаю, пробовал уже.
- Значит, плохо пробовал! Тут надо действовать другими методами. Отбросить в первую очередь, куда подальше свою гордость и понять, что настоящую женщину нужно добиваться самому, а не дожидаться, что однажды она, заскучав без тебя, вернется. Не вернется. Как бы ей тяжело и больно не было. Ведь вопреки давно установленным рамкам, что им без мужиков никуда, именно они смогут прожить без нас. Именно они смогут справиться и найти кого-то, кто будет ценить их больше. Запомни, Антон – они! А мы нет.
- И чего ты мне предлагаешь? – оживившись, Антон с интересом уставился на друга.
- Знаешь, есть у меня одна мыслишка, - загадочно усмехнувшись, признался Макс, - только для этого ты должен слегка пересмотреть свои жизненные приоритеты…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
AHE4Ka

avatar

Сообщения : 269
Активность : 5237
Репутация : 41
Дата регистрации : 2011-10-30
Возраст : 29
Откуда : Москва
завтра понедельник..НЕ ХОЧУ!
Награда : За развитие форума, 2-е место на конкурсе


Лист персонажа
Ник: девушка в наушниках

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Вт Окт 16, 2012 7:53 pm

Юльчик, я как с утра увидела, что ты выложила продолжение чуть на работу не опоздала!!!!!!!!
Да и на работе не успокоилась пока обе части не прочитала!!!!!

в общем читай " Антон и Влада"

Он гранит, он скала,
Он циничен, порою Жесток.
Она буря, лава, волна,
Что камень сточит в песок.

Нет стихии в мире сильней,
Что скрепит в одно полюса.
Нет ближе двух душ и родней
Что воюют идя до конца.

До конца все сжечь, распаять,
Аргументами кинув в лицо.
По осколкам сердца собирать,
Склеить скотчем, пришить заново.

Они оба, как варвары те,
Что до камня разрушили Рим.
На пепелище выстроят Мир
Назвав его раем своим.

Не остынуть им, не спастись
От судьбы что связала узлом.
«Ты любовь моя, ты моя жизнь»
Громов скажет Владе прямо.

Но, покуда дурак тот поймет,
Что в сердце лишь Влада живет.
Она тысячу раз его проклянет,
И две тысячи раз Тошу нахрен пошлет,

НО дальше шага она не уйдет,
Потому что любит и ждет,
Когда же дурак тот поймет,
Что без Влады Антон пропадет.


Вот как все запутнно в конце!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
AHE4Ka

avatar

Сообщения : 269
Активность : 5237
Репутация : 41
Дата регистрации : 2011-10-30
Возраст : 29
Откуда : Москва
завтра понедельник..НЕ ХОЧУ!
Награда : За развитие форума, 2-е место на конкурсе


Лист персонажа
Ник: девушка в наушниках

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Ср Ноя 14, 2012 8:14 pm

Юльяааааааа, куда ж ты пропала?
А как же Громов и Влада?
Где мои любимки?
Я тут по ною в сторонке ikjjiri
faeftw eutjhue rykm
Щас тут все затоплю горючими слезами, СПАСАЙ!!!!!!!!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Юлька
Admin
avatar

Сообщения : 1877
Активность : 8027
Репутация : 174
Дата регистрации : 2011-05-26
Возраст : 33
Откуда : Беларусь
Сносное
Награда : Админ года, 3-е место на конкурсе, 2-е место на конкурсе


Лист персонажа
Ник: Сириэль

СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   Чт Ноя 29, 2012 12:33 pm

Наконец-то Громов приоткрыл свою душу. Да, интересно))) Он исправляется, если начал самому себе признаваться в очевидном))

_________________
ве9
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://www.nowikowa-julja.com
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?   

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 8 из 8На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8

 Похожие темы

-
» Сколько стоит тайна
» А сколько стоит ваш труп?)))
» Тест: Сколько стоит твоя душа и что бы ты мог попросить за нее у дьявола?
» Сколько стоит?
» Йогуртница

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
В гостях у Юлии Новиковой :: Михалина Юлия-
Последние темы
» В гостях у Графа Керью.
Вс Янв 11, 2015 2:38 pm автор AHE4Ka

» В поисках тишины
Чт Ноя 27, 2014 12:35 pm автор AHE4Ka

» ТвоеВидео
Пт Май 10, 2013 1:44 pm автор AHE4Ka

» Аниме
Чт Май 09, 2013 7:54 pm автор AHE4Ka

» Музыкальный лист
Чт Май 09, 2013 6:11 am автор Юлька

» Рыжий лист
Пт Фев 15, 2013 4:53 pm автор AHE4Ka

» Плейлист
Ср Янв 09, 2013 6:20 am автор Юлька

» Эфиры
Вс Дек 02, 2012 1:20 pm автор Юлька

» Последний шаг от ненависти, или сколько стоит любовь?
Чт Ноя 29, 2012 12:33 pm автор Юлька

» Последняя куколка монстра
Чт Ноя 29, 2012 12:30 pm автор Юлька

Кто сейчас на форуме
Сейчас посетителей на форуме: 1, из них зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 1

Нет

Больше всего посетителей (96) здесь было Вт Авг 01, 2017 12:26 pm
Статистика
HotLog PalantirРейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Друзья форума

Вампирский треугольник. Сайт для писателей-вампиристов Мир Мистики

Онлайн фильмыЖенский литературный форум

Все банеры друзей 

Добавьте свой банер

Спасибо форуму
  Помогите форуму материально
(WEBMONEY):

R174487529814 

Z623097150157

Нам уже помогли:

 ДмItRIu - 350 руб.

AHE4Ka - 1350 руб.